МУЗЕИ, ГАЛЕРЕИ, КОЛЛЕКЦИИ

Материалы рубрики посвящены музейным и галерейным проектам, опыту их работы, анализу деятельности коллекционеров и концепции формирования коллекций

УДК 930.24

Бедулина Ирина Павловна – ГБУК Иркутский областной художественный музей им. В.П. Сукачёва, кандидат исторических наук, главный библиотекарь Иркутского областного художественного музея.
Иркутск. Россия

E-mail: ipbedulina@mail.ru
ВОПЛОЩЕННАЯ В ЖИЗНЬ МЕЧТА «ЭЛЕГАНТНОГО СИБИРЯКА»: ХРОНИКА РОЖДЕНИЯ МУЗЕЯ архивно-документальное исследование, посвященное 100-летию национализации картинной галереи В.П. Сукачёва
Статья посвящена исследованию одного из самых сложных и запутанных периодов становления Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачёва как государственного учреждения — начала 1920-х годов. С помощью архивных документов восстановлена хронология событий 100-летней давности, показан процесс зарождения и особенности формирования иркутского музейного учреждения, органов управления музейным делом. Определено место музея в системе государственной власти, прослежено его организационное оформление через реорганизации и переименования.
Анализ архивных документов, в том числе неопубликованных, показал, что национализированная частная картинная галерея В.П. Сукачёва, основа будущего художественного музея, наравне с другими подразделениями находилась в структуре единого учреждения культуры — Областного научного музея. Благодаря введению в научный оборот неисследованного материала удалось исправить фактическую неточность, доказав, что будущий художественный музей никогда не являлся частью Иркутского областного краеведческого музея, как утверждалось ранее.
Особое внимание уделено первым музейщикам, стоящим у истоков организации Иркутского областного художественного музея. Доказано, что первым хранителем национализированной картинной галереи был К.К. Пантелеев-Киреев.
Ключевые слова: Иркутский областной художественный музей им. В.П. Сукачёва; частная картинная галерея; хранитель картинной галереи; К.К. Пантелеев-Киреев; К.И. Померанцев
Иркутский областной художественный музей имени В.П. Сукачёва (ИОХМ) — старейшее и одно из наиболее крупных собраний произведений изобразительного искусства на всей восточной территории России — от Урала до Дальнего Востока. Ядром коллекции является частная картинная галерея иркутского градоначальника, любителя и знатока искусств, мецената и сибирского просветителя Владимира Платоновича Сукачёва, который 150 лет назад положил начало своему собранию. Его сын Владимир Владимирович Сукачёв писал: «Стремясь привить подрастающей молодежи любовь к художественным произведениям, <…> В[ладимир] П[латонович] мечтал со временем построить в Иркутске специальное здание и разместить в нем собрание произведений искусства, принести их в дар городу» [38, c. 167]. Благородное желание «элегантного сибиряка» воплотилось в жизнь 100 лет назад, в 1920 г., когда его картинная галерея была национализирована, став общенародной и общедоступной.

Становление ИОХМ как государственного учреждения культуры, формирование его фонда происходило в начале 1920-х гг., что освещено в
многочисленных публикациях [36]; устоялось мнение, что изначально будущий художественный музей (картинная галерея) находился в «составе Иркутского областного краеведческого музея» (ИОКМ) [35]. Эта, казалось бы, незначительная неточность, нарушая последовательность событий и фактов, искажает объективный исторический процесс. Другая фактическая ошибка на многие десятилетия вычеркнула из истории имя человека, который стоял у истоков художественного музея, служил первым хранителем национализированной картинной галереи. И это был не К.И. Померанцев, как утверждалось в названных выше публикациях [35].

Расширение источниковой базы, выявление неопубликованных документов, их анализ позволили уточнить уже известные факты истории организации художественного музея, а также раскрыть ее неизвестные страницы. Цель исследования – проследить с помощью архивных документов хронологию событий 100-летней давности, показать нелегкий процесс зарождения иркутского музея, осветить деятельность первых музейщиков.

21 января 1920 г. восстановленная советская власть начала формировать в Иркутске свой государственный аппарат. 31 января в структуре Иркутского военно-революционного комитета (позднее — Губревком) был создан Отдел народного образования (Губнаробраз), осуществлявший в губернии политику в области образования, культуры, искусства, науки. Первые организационные вопросы решались на заседаниях Коллегии Губнаробраза в феврале–марте 1920 г. 7 февраля был создан подотдел изящных искусств, и «ведение текущей работы по вопросам, связанным с изящными искусствами», было возложено на А.Ф. Боровинского, которого 15 февраля временно назначили его председателем.

Картинная галерея В.П. Сукачёва в феврале 1920 г. была осмотрена художниками К.К. Пантелеевым-Киреевым¹ и К.И. Померанцевым, составившими опись и акт о коллекции. 21 февраля на заседании Коллегии А.Ф. Боровинский доложил о состоянии ценного культурного объекта, после чего Губревком принял историческое постановление: «Сукачевскую галерею, состоящую из 89 картин, гравюр и 2-х скульптур, национализировать и передать в распоряжение Губернского отдела народного просвещения, поручив последнему в срочном порядке разработать и представить на утверждение план организации Народного музея искусств» [1].

Инициаторами создания музейного учреждения в Иркутске выступили: Г.И. Котов — профессор из Петрограда, архитектор, член-корреспондент Императорской археологической комиссии, бывший директор Санкт-Петербургского Центрального училища технического рисования барона Штиглица; В.И. Огородников² — профессор Иркутского государственного университета (Иргосун), первый декан историко-филологического факультета; Б.Э. Петри — профессор, организатор кафедры археологии и этнографии Иргосуна; М.А. Кравков — писатель, краевед, исследователь Сибири.
27 февраля (приказы Губнаробраза от 4 марта 1920 г. № 52 и 54) в структуре Губнаробраза был учрежден Подотдел охраны культурных ценностей [2], состоящий из четырех секций: архивной, народоведения, естественно-исторической и художественно-исторической, каждая из которых являлась автономной, возглавляемой ученым руководителем. В художественно-историческую секцию был назначен петроградский профессор Григорий Иванович Котов, ставший первым руководителем будущего художественного музея. Ученым руководителям было предложено «приступить к организации Областного Музея в Иркутске» [3].

На заседаниях Коллегии Губнаробраза 15 и 26 марта решались вопросы финансирования «4-х секций музея», утверждались смета, штаты, должностные оклады. Художественно-исторической секции на хозяйственные расходы, оборудование и размещение «Сукачёвской галереи» было выделено 35 тыс. руб. Было утверждено первое штатное расписание секции: хранитель музея, он же заведующий библиотекой; делопроизводитель, он же второй хранитель; смотритель зданий; 2 служителя [4].
1 апреля 1920 г. на заседании Коллегии Губнаробраза в художественно-историческую секцию были сделаны первые назначения сотрудников: «хранителем музея и заведующим библиотекой» утвердили архитектора Н.А. Шварева³ «с возложением на него обязанностей заведывания отделением архитектурным, прикладных искусств и историческим». Вторым хранителем и делопроизводителем стал художник К.К. Пантелеев-Киреев⁴ «с возложением на него обязанностей заведывания отделениями живописи и скульптуры» [5]. Очевидно, что уже с самого начала наметилась структура будущего художественного музея: отделения живописи, архитектуры, скульптуры, прикладного искусства, историческое, а также библиотека.

Для Константина Константиновича Пантелеева-Киреева это была не первая должность в Губнаробразе. Еще 23 февраля его назначили заведующим художественной секцией подотдела искусств, выдав ему 16 марта мандат с широкими полномочиями: «<…> взять на учет все художественные произведения, как то: картины, скульптуры, иконы и пр[очее] в правительственных и общественных учреждениях с целью выяснения их ценности и значения, а также их помещения в Народную Картинную Галерею» [6].

Приказом Губнаробраза № 194 от 10 мая 1920 г. К.К. Пантелеев-Киреев был назначен 1-м хранителем «художественно-исторического музея» (с 1 мая). 2-м хранителем с 3 мая стал 33-летний петроградский художник А.И. Стражник, работавший фактически в должности с конца апреля [7] (рис. 1).

Таким образом, в феврале–апреле 1920 г. именно К.К. Пантелееву-Кирееву пришлось до и после создания художественно-исторической секции одному организовывать будущий художественный музей. Он занимался поиском подходящего помещения для художественно-исторической секции⁵, осмотром и выявлением ценностей в учреждениях города, частных домах и квартирах, составлением описей и актов, «взятием под охрану» экспонатов.

19 июня 1920 г. Пантелеев-Киреев неожиданно был арестован [8]. Через 11 дней, 29 июня он был освобожден из тюрьмы и вновь приступил к своим обязанностям 1-го хранителя. В июне–июле Пантелеев-Киреев и Стражник на извозчиках перевозили художественные произведения и книги в дом Мерецкого, приобретали необходимое оборудование, размещали экспонаты в зале. Оба хранителя были уполномочены не только «осматривать ценности», но и «присутствовать при разборе и реквизиции» [9]. В июле Пантелеев-Киреев завел первую инвентарную книгу, которая сохранилась до наших дней в архиве ИОХМ⁶ (рис. 2, 3).

И только 15 сентября 1920 г. приказом Губоно 2-м хранителем художественно- исторической секции вместо А.И. Стражника был назначен Константин Иннокентьевич Померанцев, где он «уже застал налаживающийся аппарат, над которым <…> бился один Пантелеев», как цитировал его А.Д. Фатьянов. «К моменту прихода Померанцева в галерею "работы (картины) были развешаны в верхнем этаже (пока без всякой системы), и летом туда же пропускали экскурсии <…>"», – писал А.Д. Фатьянов [37, с. 28].

4 октября 1920 г. был арестован заведующий секцией охраны культурных ценностей М.А. Кравков, его должность временно занял секретарь секции Ф.В. Богородский [10].

Почти через месяц, 1 ноября 1920 г. Пантелеева-Киреева арестовали второй раз. На этот раз художник сидел в тюрьме три месяца и 8 дней [11].

В художественно-историческом отделении остался один Померанцев, который, согласно приказу № 27 от 15 ноября 1920 г., принял на себя весь инвентарь, экспонаты и материалы, числившиеся за 1-м хранителем. А 25 декабря его назначили исполняющим обязанности 1-го и 2-го хранителя и временно заведующим охраной памятников искусства и старины. 29 декабря на должность художника-инструктора был назначен художник Н.А. Андреев с исполнением обязанностей помощника хранителя [12].

В 1921 г. при Наркомпросе был создан Главный комитет по делам музеев и охране памятников искусства и старины (Главмузей) [34, с. 15–20], что повлекло преобразования на местах. 29 января 1921 г. постановлением Иркгубревкома секция охраны культурных ценностей (Областной музей) была переименована в подотдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины при Иркгуботнаробразе, заведующим которого был назначен Я.В. Ходукин. Через месяц подотдел был реорганизован в Восточно-Сибирский филиал подотдела исследования Сибири [13] во главе с Наукомом, в котором была создана коллегия ученых руководителей. Наряду с другими в структуру филиала входило Отделение по делам музеев и охраны культурных ценностей, состоявшее из отделов: исторического, народоведения, естественно-исторического, музеев провинции, художественного и секции охраны памятников и старины. Художественный отдел, как и прежде, состоял из подразделения живописи, прикладного искусства, архитектуры, скульптуры и художественной библиотеки [14]. Заведующим Отделением остался Я.В. Ходукин, первым помощником — Ф.В. Богородский [15].

8 февраля 1921 г. вернулся на службу освобожденный из тюрьмы 1-й хранитель К.К. Пантелеев-Киреев [16]. 16 февраля Я.В. Ходукин вновь утвердил на должности ученого руководителя художественно-исторического отделения профессора Г.И. Котова, 1-го хранителя К.К. Пантелеева-Киреева, 2-го хранителя К.И. Померанцева, 3-го хранителя Н.А. Андреева [17].

Однако после тюремного заключения К.К. Пантелеев-Киреев работать не смог в связи болезнью (диагноз «травматический психоневроз тяжелой формы») [18], и приказом № 4 от 21 июня 1921 г. он был уволен [19]. Так печально закончилась служба в Иркутске выдающегося, с нашей точки зрения, организатора и руководителя, первого хранителя национализированной картинной галереи художника Константина Константиновича Пантелеева-Киреева.

Следующим 1-м хранителем художественного отделения становится К.И. Померанцев, которого в июне 1921 г. отправили в командировку в Москву и Петроград с
целью ознакомления с положением музейного дела в центре и приобретения «для художественно-исторического отдела Иркутского губернского музея произведений искусств и экспонатов исторического значения» [20]. С 23 июня в должность 1-го хранителя временно вступила Марина Иннокентьевна Померанцева (сестра Померанцева) [21]. 2-м хранителем был принят 25 июня художник Николай Андреевич Андреев [22], прослуживший всего до 7 июля, пока его не арестовали.

С 7 августа 1921 г. обязанности 2-го хранителя практически исполнял инструктор секции охраны памятников старины и искусств Михаил Николаевич Горин [23], студент Петроградского университета, специализировавшийся в области истории искусства и литературы, реставрационных работ и описания памятников старины и искусств [24]. Но лишь приказом № 12 по Восточно-Сибирскому филиалу подотдела исследования Сибири от 20 августа М.Н. Горина назначили временно исполняющим обязанности 2-го хранителя и библиотекаря «художественно-исторического музея». Померанцеву было поручено «наблюдение за всем художественно-историческим отделением как живописи, прикладного искусства, художественной библиотеки» [25]. К октябрю все «поступившие экспонаты от В.П. Сукачева» были внесены в инвентарную книгу, о чем свидетельствует приказ № 15 от 18 октября 1921 г., устанавливающий их «<…>числить за 1-м хранителем худ[ожественно]-ист[орического] отд[еления] музея» [26].

2 декабря 1921 г. на должность библиотекаря-секретаря «художественно-исторического отделения областного музея» с исполнением обязанностей 2-го хранителя был назначен бывший служащий Губотдела Нарсвязи художник Николай Михайлович Чистяков. На следующий день М.Н. Горин сдал по акту Чистякову «все имущество и обязанности 2-го хранителя», числящиеся за ним и Н.А. Андреевым. А через три недели, приказом № 19 от 21 декабря, Н.М. Чистяков назначен 2-м хранителем, а инструктор Горин — библиотекарем-секретарем. Этим же приказом Н.А. Андрееву, освободившемуся 12 декабря из тюрьмы, предложено принять отдел живописи художественно-исторического отделения [27].

Чехарда реорганизаций, переназначений, арестов не способствовала планомерному и последовательному становлению музейного дела. Кроме того, «главным тормозом» были «сокращенный штат», «отсутствие высококвалифицированных ученых работников», низкое материальное положение служащих, теснота помещений, в результате чего невозможно было «выставить богатейшие коллекции», которые «валялись в кладовке». Для улучшения работы предлагалось выдавать «академический паек хотя бы высококвалифицированным ученым работникам как то: заведующим отделениями музея и хранителям»; повысить жалование; оплачивать сверхурочные часы; ввести лекторский паек «сотрудникам, проводящим экскурсии по музею и читающих на курсах по музееведению» [28].

В 1922 г. тяжелое экономическое положение страны после гражданской войны привело к резкому сокращению финансирования учреждений культуры. Из Протокола заседания коллегии ученых руководителей Восточно-Сибирского филиала подотдела по исследованию Сибири (18 января 1922 г.) узнаем, что смета на музей сокращена вдвое: «Из запрашиваемых 300 млн. отпущено 150 млн.», что «музеям предоставлено самообслуживаться, в смысле изыскания средств». Это привело к сокращению штатов по филиалу. Так, по художественно-историческому отделению на 1922 г. были сокращены должности: ученого руководителя, заведующего отделением, секретаря-библиотекаря и одного сторожа. Таким образом, в штате будущего художественного музея оставили 2-х хранителей «с возложением на одного обязанностей заведующего отделением и 1 сторож» [29].

В результате бывший ученый руководитель, первый начальник художественно-исторической секции Г.И. Котов в июне покинул Иркутск, вернувшись в Петроград в Академию художеств [30].

Серьезное ухудшение состояния музейного дела повлекло новую реорганизацию в губерниях РСФСР. В феврале 1922 г. решением Сибнародобраза Восточно-Сибирский филиал был упразднен, «Областной музей» передан в Иркутский губернский отдел народного образования (Иркгубоно) [31], а в июле включен в сеть государственных музеев под названием Иркутский государственный областной научный музей (ИГОНМ) [32], в структуре которого художественное отделение стало называться «картинной галереей». Штатный состав ИГОНМ на 1923– 1924 гг. состоял из заведующего музеем и пяти хранителей: картинной галереи, археологического отдела, этнографического отдела, отдела шаманства и буддизма, исторического отдела и двух сторожей [33].

Таким образом, благодаря архивным документам удалось установить, что в 1920-е г. национализированная картинная галерея находилась в структуре единого учреждения культуры (подотдела, Восточно-Сибирского филиала, ИГОНМ) наравне с другими подразделениями. Иркутского областного краеведческого музея в этот период еще не существовало⁷. Также было доказано, что первым хранителем национализированной частной картинной галереи В.П. Сукачёва был художник К.К. Пантелеев-Киреев.
Примечания
1. Подробнее о К.К. Пантелееве-Кирееве см.: Бедулина, И. П. Возвращенный из забвения: Константин Константинович Пантелеев-Киреев (1891– 1945) – первый хранитель национализированной картинной галереи В.П. Сукачёва // Сибирская ссылка : сборник научных статей / отв. ред. Л. М. Дамешек, А. А. Иванов, С. И. Кузнецов. – Иркутск : Оттиск, 2019. – Вып. 9 (21). – С. 415–430.
2. Подробнее о В.И. Огородникове см. : Бедулина, И. П. История государственной архивной службы Иркутской области (1920–1938 годы). – Иркутск: Оттиск, 2011. – С. 51–80; 142–155.
3. Фамилия Н.А. Шварева более в документах нам не встречалась.
4. Впервые имя К.К. Пантелеева-Киреева как первого хранителя картинной галереи было упомянуто А.Д. Фатьяновым в 1958 г. Однако впоследствии его имя исчезло из публикаций, а первым хранителем стали называть К.И. Померанцева. В 2002 г. имя Пантелеева-Киреева было восстановлено (Лыхин, Ю. П. Художественная жизнь Иркутска (первая четверть XX века). Иркутск, 2002. С. 102).
5. 14 апреля 1920 г. Чрезвычайная жилищная комиссия отвела помещение под «Областной музей» – каменное здание (проект иркутского архитектора А.П. Артюшкова), бывший магазин купца первой гильдии Л.Б. Мерецкого на ул. Пестеревской (совр. Урицкого) (ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л. 18–18 об.).
6. Подробно см.: Бедулина, И. П. Роль первых руководителей Иркутского художественного музея им. В. П. Сукачева в формировании библиотечного фонда музея в 1920–1930 гг. // Музей между Гражданской и Великой Отечественной войной: судьба людей, коллекций, зданий : сбор. докл. всеросс. конф. 10–12 октября 2018 г. / Екатеринбургский музей изобр. искусств, Гос. Эрмитаж. – Екатеринбург, 2018. – С. 16–19.
7. В 1936 г. «картинная галерея» была выделена из состава тогда уже Восточно-Сибирского научного государственного музея, создан самостоятельный Восточно-Сибирский государственный художественный музей (с 1937 г. Иркутский областной). Из оставшихся отделений было образовано учреждение, позже названное Иркутским областным краеведческим музеем.
Литература
1. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф.Р-42. Оп. 1. Д. 108. Л. 8 об.
2. ГАИО. Ф.Р-42. Оп. 1. Д. 540. Л. 65, 99; Ф.Р-160. Оп. 1. Д. 19. Л. 21–23.
3. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л. 5–5 об.
4. ГАИО. Ф.Р-160. Оп. 1. Д. 19. Л. 49–49 об.
5. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 212. Л. 7–7 об.
6. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 219. Л. 19.
7. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л. 21.
8. ГАИО. Ф.Р-157. Оп. 3. Д. 12239.
9. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 219. Л. 58, 61.
10. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л. 37–37об.
11. ГАИО. Ф.Р-157. Оп. 3. Д. 12240.
12. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л.Л. 40–41.
13. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 7, 32.
14. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 19. Л. 3.
15. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 32.
16. ГАИО. Ф.Р-157. Оп. 3. Д. 12240. Л. 6 об.
17. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 211. Л. 1 об. –2.
18. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 4–5.
19. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 13.
20. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 13. Л. 98–99.
21. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 16. Л. 65.
22. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 14.
23. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 13. Л. 151.
24. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 19. Л. 7.
25. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 21.
26. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 37.
27. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 42, 44.
28. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 13. Л. 4–5 об.
29. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 13. Л.15.
30. ГАИО. Ф.Р-1860. Оп. 1. Д. 2. Л. 22, 36–37.
31. ГАИО. Ф.Р-160. Оп. 1. Д. 93. Л. 14.
32. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 10. Л. 10.
33. ГАИО. Ф.Р-47. Оп. 1. Д. 2. Л. 18.
34. Горелова, С. А. Первая Всероссийская реставрационная конференция 1921 года // Художественное наследие. – №21(51). – Москва : РИО ГосНИИР, 2004. – С. 15–20.
35. Каталог Иркутского областного художественного музея. Живопись, графика и скульптура. Русское искусство XVIII–XX вв. / Ирк. обл. отд. по делам искусств. – Иркутск, 1952. – С. 4; Фатьянов, А. Д. Иркутский художественный музей / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Ирк. кн. изд-во, 1958. – С. 35, 37; Фатьянов, А. Д. Загадка старой картины / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1974. – С. 97–98; Фатьянов, А. Д. Иркутские сокровища / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1985. – С. 16; Фатьянов, А. Д. Владимир Сукачев / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1990. – С. 222; Сто лет со времени основания и 50 лет со дня национализации Иркутского областного художественного музея : материалы юбилейной конф. (декабрь 1970 года) / Вост.-Сиб. отд. Геогр. о-ва СССР ; Иркут. обл. худож. музей. – Иркутск, 1971. – С. 9; Сокровища Иркутского художественного музея : альбом / авт. предисл. В.Г. Распутин ; авт.-сост. Т.П. Огородникова. – Ленинград : Аврора, 1989. – С. 9, 11; Иркутский художественный музей имени В.П. Сукачёва : живопись, графика, декоративно-прикладное искусство / [И. Е. Прудников и др. ; общ. ред. Э. З. Герловиной]. – Санкт-Петербург : АРС, 1993. – С. 20; Иркутский художественный музей: альбом-каталог / [авт.-сост. Т. П. Огородникова]. – Иркутск : Артиздат, 2005. – С. 10–11; Ларёва, Т. Г. История изобразительного искусства Прибайкалья XX – начала XXI века / Т.Г. Ларева. – Иркутск : Типография Принт Лайн, 2015. – С. 37, 67.
36. Фатьянов, А. Д. Иркутский художественный музей / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Ирк. кн. издво, 1958. – 122 с.; Фатьянов, А. Д. Художники, выставки, коллекционеры Иркутской губернии / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1995. – 190 с.; Сокровища Иркутского художественного музея : альбом / авт. предисл. В.Г. Распутин ; авт.сост. Т.П. Огородникова. – Ленинград : Аврора, 1989. – 152 с.; Иркутский художественный музей имени В.П. Сукачёва: живопись, графика, декоративно-прикладное искусство / [И. Е. Прудников и др. ; общ. ред. Э. З. Герловиной]. – Санкт-Петербург : АРС, 1993. – 265 с.; Иркутский художественный музей : альбом-каталог / [авт.-сост. Т. П. Огородникова]. – Иркутск : Артиздат, 2005. – 240 с.; Лыхин, Ю. П. Художественная жизнь Иркутска (первая четверть XX века) / Ю.П. Лыхин ; архитектурно-этнограф. музей «Тальцы». – Иркутск, 2002. – 334 с.; Завещано потомкам : художественная коллекция В. П. Сукачева в Иркутске : [альбом] / [сост. и авт. науч. каталога Л. Н. Снытко]. – Иркутск: Артиздат, 2009. – 240 с.
37. Фатьянов, А. Д. Иркутский художественный музей / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Ирк. кн. изд-во, 1958. – 122 с.
38. Фатьянов, А. Д. Владимир Сукачев / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост-Сиб. кн. изд-во, 1990. – 344 с.


THE IMPLEMENTED DREAM OF «AN ELEGANT SIBERIAN»: THE MUSEUM BIRTH CHRONICLE (an archival-documentary research, devoted to the 100th anniversary of the Art gallery of V.P. Sukachev's nationalization)
Irina Pavlovna Bedulina Irkutsk Regional Art Museum named after V.P. Sukachev, candidate of historical sciences, the chief librarian
Abstract: The paper is dedicated to the development of the Irkutsk Regional Art Museum named after V.P. Sukachev as a state institution in early 1920s. With the help of archival documents, the chronology of events of 100 years ago, the process of origin and formation of the Irkutsk museum institution, museum management bodies has been reconstructed.
The place of the museum in the system of state power has been determined, its organizational design and renaming have been investigated.

The analysis of archival documents, including the unpublished ones, showed that the nationalized private art gallery of V. P. Sukachev,– the basis of the future art museum, remained within the unified cultural institution – the Regional Science Museum along with the other divisions. Thanks to the unexplored material introduced into scientific circulation, it became possible to correct the factual inaccuracy and to prove that the future art museum had never been part of the Irkutsk Regional Museum of Local Lore, as previously stated.

Particular attention has been paid to the first museum workers who were at the origins of the Irkutsk Regional Art Museum. It has been proved that the first keeper of a nationalized art gallery was K.K. Panteleev-Kireev.

Keywords: Irkutsk Regional Art Museum; V.P. Sukachev; private art gallery; art gallery keeper; K.K. PanteleevKireev; K.I. Pomerantsev
Библиографическое описание для цитирования:
Бедулина И. П. Воплощенная в жизнь мечта «элегантного сибиряка»: хроника рождения музея архивно-документальное исследование, посвященное 100-летию национализации картинной галереи В.П. Сукачёва. // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2020. – № 1. – С. 144-151.
[Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/sectionmuseums2#rec177587555

Статья поступила в редакцию 7.02.2020
Received: February 07, 2020.
Оцените статью
УДК 069.01
Зубрий Елена Станиславовна – заместитель директора по методической работе ГБУК Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачёва.
Иркутск. РОССИЯ

E-mail: iohm@irk.ru
150 ЛЕТ ИРКУТСКОМУ ОБЛАСТНОМУ ХУДОЖЕСТВЕННОМУ МУЗЕЮ ИМ. В.П. СУКАЧЁВА¹
В статье описывается становление Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачёва, его значение и роль в жизни Иркутска и Иркутского региона. Описывается значение деятельности В. П. Сукачёва – крупного общественного деятеля и мецената Сибирского края в данном процессе.
Ключевые слова: художественный музей; коллекция; юбилей; Иркутск; меценат
В ряду важнейших аргументов определения Иркутска как административной, духовной и культурной столицы Восточной Сибири на протяжении полутора прошедших столетий и начала нынешнего ключевым является то, что в этом городе на Ангаре существует крупный в Восточной Сибири областной художественный музей, осуществляющий масштабную коллекционную, экспозиционную, реставрационную, культурно-просветительную и научно-исследовательскую деятельность.

Иркутский художественный музей стал таким же характерным и неотъемлемым символом Иркутска, как Третьяковка в Москве, Эрмитаж и Русский музей в Санкт-Петербурге и Радищевский музей в Саратове [11, с. 2–11].

Первоосновой для формирования в Иркутске музея изобразительных искусств послужила коллекция картин Владимира Платоновича Сукачёва (1848– 1920) – известного общественного деятеля, городского головы, состоятельного и просвещенного мецената, покровителя многих культурно-просветительных и научных начинаний [10, с. 32–35].
Очевидно, что многолетнее пристрастие В.П. Сукачёва к коллекционированию живописи в сочетании с его же некоторыми меценатско-филантропическими проектами сформировало художественное собрание не только для удовлетворения личных, семейных духовных запросов, но и для общественных. С этой целью В.П. Сукачёв планировал передать в будущем свою коллекцию в дар родному городу Иркутску (рис. 1). Эти замыслы он обсуждал и обдумывал с близкими ему по духу сибиряками, иркутскими друзьями. Об этом в той или иной форме неизменно свидетельствуют существующие публикации, посвященные как непосредственно В. П. Сукачёву, так и его детищу – картинной галерее в Иркутске как прообразу современного Иркутского областного художественного музея.

Для размещения картинной галереи он построил комплекс зданий собственной усадьбы, располагавшейся в окраинной по тому времени части города, где в большом особняке под картины было отведено двенадцать комнат.

Иркутская картинная галерея, собранная усилиями патриота-иркутянина В. П. Сукачёва [9, с. 7–12], оказалась уникальна продуманной целостностью подбора живописных произведений, входящих в ее состав. Основу коллекции составили оригинальные полотна русских живописцев второй половины XIX в. Среди авторов этих художественных произведений такие знаменитые имена, как И. Е. Репин, И. К. Айвазовский, Б. П. Виллевальде, Л. Ф. Лагорио, К. Е. Маковский, В. М. Максимов, Г. Г. Мясоедов, М. К. Клодт, П. П. Верещагин, М. А. Кудрявцев, А. П. Боголюбов и др. Мечтой мецената было построить отдельное помещение для картинной галереи.

Первое приобретение относится к 1870 году. Картины, купленные Сукачёвым в российской столице и затем отправленные почти за 6 тысяч верст по Сибирскому тракту, в столицу Восточной Сибири, уже в середине 1870-х годов экспонировались в Иркутске на художественных выставках.

История формирования в Иркутске В. П. Сукачёвым своей картинной галереи может быть сопоставлена, пожалуй, лишь с единственным подобным примером – основанием в 1885 г. художником А. П. Боголюбовым, внуком А. Н. Радищева, известного музея изобразительных искусств в Саратове.

При отсутствии в данный период в международной и отечественной практике надлежащим образом разработанной теории четко сформированных организационной методики и принципиальных задач функционирования художественных музеев неудивительно, что В. П. Сукачёв, находясь в отдаленном от центра России регионе без должного развития средств связи, обсуждает вопросы организации музея со своим окружением. В ходе обсуждения имеет место распространенное в рассматриваемый период «смешение жанров» в музейном деле.

Уже в начале 1880-х гг. данная проблема является предметом подробного обсуждения В. П. Сукачёва с его коллегой по работе в Восточно-Сибирском отделе Русского географического общества (ВСОРГО), выдающимся сибирским общественным деятелем и учёным Г. Н. Потаниным. Последний, находясь в специальной экспедиции по дороге из Европы в Китай, Тибет и Монголию, писал Сукачёву о своем осмотре в английском городе Плимуте музея Атенеум: «…Я думаю, что мы, сибиряки … тоже бы построили такие учреждения, если б у нас частной инициативе было поболее простору. Но все-таки посещение Атенеума внушило мне мысль написать Вам предложение отделить художественную часть от естественно-исторической. Коллекции натуральные пусть поступают в Музей Географ./ического/ Общества, а для худож/ественных/ произведений нужно устроить особое помещение» [2].

Свой взгляд на ту же тему высказывает (также в письме к В. П. Сукачёву) и Д. А. Клеменц². Он одобрительно отзывается об инициативе Сукачёва создать коллекцию: «Приобретая картины русской школы, ― указывает он, ― Вы преследуете тут и общественно-воспитательную цель, не одну личную любовь к искусству. Потомство скажет Вам спасибо за это» [1].

В тот период большинству научной и творческой интеллигенции представлялось еще вполне нормальным совмещение в учреждении музейного профиля экспозиций произведений изобразительного искусства с естественными коллекциями.

Почти полувековой дореволюционный период существования галереи сменился «ранним послереволюционным». Названный этап представляется переломным, рубежным для дальнейшей истории музея. Эпоха, наступившая в результате революционной ломки в Иркутске, как и в России, характеризовалась явной противоречивостью, двойственностью. Во время гражданской войны вместе со всем культурным достоянием города галерея Сукачёва испытала не лучший для себя период. В столь тревожной обстановке принципиально важным, поворотным событием в судьбе галереи стало принятие Иркутским Губревкомом в феврале 1920 г. постановления о национализации картинной галереи В. П. Сукачёва и передаче всего ее имущества в распоряжение губернского отдела народного образования (ГУБОНО). В заключительной фазе передачи государству галереи Сукачёва обязанности доверенного лица семьи (вдовы Надежды Владимировны) исполнял Владимир Болеславович Шостакович³. В. П. Сукачёва и В. Б. Шостаковича связывали давние деловые контакты еще со времен, когда первый из них являлся Председателем ВСОИРГО, а второй с 1895 года занимал должность консерватора его музея. К тому же В. Б. Шостакович и В. П. Сукачёв находились в родстве и принадлежали к финансово-экономической элите – купцам Трапезниковым [4]. Картинная галерея В. П. Сукачёва в качестве отдела вошла в состав Научного музея.

Рис. 3. Усадьба В.П. Сукачёва. Иркутск, ул. Декабрьских событий, 112
Первоначально, в продолжении неполных четырех лет, галерея размещалась в респектабельном здании бывшего магазина купца Л. Б. Мерецкого (ул. Урицкого). Затем галерея была перемещена в бывший особняк купца И. М. Файнберга (ул. Халтурина, 1).

В мае 1920 г. она торжественно открыла свои двери для публичного обозрения. Тем самым история коллекции, собранной стараниями основателя галереи, получила дальнейшее достойное продолжение.

Весьма характерной чертой развития Иркутской галереи в первые годы Советской власти являлось значительное пополнение ее фондов за счет национализируемых художественных ценностей из частных владений местного купечества, чиновной и политической элиты, реквизируемого имущества храмов и религиозных учреждений, собственности, поступавшей в город с потоками беженцев и эвакуированных, а также репатриированных через Дальний Восток иностранцев. К этому перечню следует присовокупить и дары отдельных граждан.
В этот ранний послереволюционный период галерея обогатилась такими произведениями, как скульптуры Е. А. Лансере и М. М. Антокольского, портреты кисти К. Е. Маковского, П. Веденецкого, К. Я. Рейхеля, пейзажи И. К. Айвазовского, В. К. Бялыницкого-Бирули, Ю. Ю. Клевера, Р. Шульца и А. Прателла, акварели Н. А. Бестужева, А. Н. Бенуа, В. Э. Борисова-Мусатова, М. В. Добужинского и К. А. Сомова и ряда других. Тогда же в собрание галереи поступила вывезенная в Иркутск из Екатеринбурга и подвергшаяся здесь национализации ценная «уральская коллекция» купцов Казанцевых, включающая иконы строгановской школы, собрания произведений русских художников и редких книг.

Наконец, позитивным результатом нахождения картинной галереи в составе Иркутского научного музея явилось поступление в ее фонды ценнейших предметов прикладного восточного искусства, собранных научными экспедициями Географического общества. Уникальные экспонаты – деревянная китайская скульптура XVIII столетия, ритуальные сосуды из бронзы, изделия из лака, кости и камня, китайский фарфор, а также серии гравюр и лубка – легли в основу будущего богатого раздела по искусству Востока. Вместе с позднейшими поступлениями в собрание редких работ китайских, монгольских и японских мастеров, таких как Кацусика Хокусай, Ёсю Тиканобу, Огата Гэкко и другие – был сформирован новый раздел музея по искусству Востока, крупнейший в азиатской части страны.

Знаменательно, что с самого начала существования галереи в качестве отдела Научного музея должность хранителей занимали серьезные профессионалы: художник К. К. Пантелеев-Киреев; художник, скульптор и архитектор К. И. Померанцев. Это положительно отразилось на деятельности галереи, оживило ее. Стали проходить мероприятия общества художников. Художники начали оказывать всемерное содействие в выявлении культурных ценностей и включении их в состав экспонатов галереи.

В 1926 г. хранителем галереи стал график и живописец Б. И. Лебединский, человек высокой культуры, получивший профессиональное образование в Петербурге. Он разделял сложившееся у иркутской общественности мнение о необходимости создания художественного собрания с широкой ретроспективой истории мирового искусства, не замкнутого какими-либо периферийными ограничениями. Выполнение такой задачи требовало пополнения музейного собрания новым художественным материалом, что могло бы создать представление об основных этапах развития русского искусства, о формировании советского искусства, о важнейших тенденциях в развитии искусства Западной Европы и Востока. Заполнить эти лакуны из местных источников было невозможно. Государственные музейные фонды обеих исторических столиц России – Петербурга и Москвы, а также богатейшие частные собрания российского центра могли обеспечить необходимые новые поступления. На многие годы они стали для музея тем живительным источником, который питал его, давал ценный материал для исследовательской и активной просветительной деятельности.

В 1920-х годах музейная экспозиция пополнялась произведениями из частных собраний и Иркутского общества художников. Среди них работы Д. Д. Бурлюка, местных живописцев Н. А. Андреева, С. Г. Бигоса, Н. В. Лодейщикова. В это же время в музей поступила древнерусская живопись из Вознесенского монастыря.

1928 год был отмечен значительными поступлениями произведений искусств из Государственного музейного фонда. Галерея обогатилась работами Ф. С. Рокотова, В. Л. Боровиковского, А. И. Иванова, И. И. Шишкина, В. Д. Поленова, В. А. Серова, Н. К. Рериха, Н. Н. Сапунова и других. Большим событием явилась передача музею живописного этюда к плафону Царскосельского дворца В. К. Шебуева «Моисей со скрижалями», пейзажей А. И. Куинджи, коллекций фарфора русских и западноевропейских марок, а также изделий фирм Овчинникова и Фаберже. В фонды галереи влились высокохудожественные произведения, изготовленные на Императорском и Мальцовском стеклянных заводах, небольшие, но ценные коллекции восточного искусства: китайский фарфор и бронзовая скульптура, японские нэцке.

Галерея продолжила пополняться и в 1930-е гг. В эту пору ей было передано одно из интереснейших иркутских собраний – коллекция врача Л. Даукшо, ранее принадлежавшая сенатору Н. Еракову, содержавшая редкие памятники из кости и перегородчатой эмали Китая, русское художественное серебро XVIII–XIX веков, а также полотна Ц. Доменикино, Ш. Дофена и С. Л. Вервера, гравюры П. С. Паттера, Е. Вернера и скульптуру Е. А. Лансере.
Чрезвычайно разросшееся собрание галереи насчитывало к 1936 году свыше 2200 экспонатов, включая не только живописные произведения, но скульптуру, графику, предметы декоративно-прикладного искусства. Сравнение этих данных с количественным составом первоначальной коллекции картин В. П. Сукачёва показывает, что за 16 лет существования галереи в структуре Научного музея она увеличилась более чем в 25 раз!

Едва ли нужно дополнительно разъяснять, какое важное значение приобрела галерея в процессе развития культуры самого Иркутска и подчиненного ему региона. Ведь в те годы связь восточных регионов с более развитыми западными на огромной территории страны оставалась достаточно сложной. Значительной части местного населения далеко не всегда удавалось хотя бы однажды побывать в центральных музеях. В этих условиях сосредоточение в столице Восточно-Сибирского региона столь значительной коллекции подлинных шедевров искусства становилось выдающимся событием местной культурной жизни!
Собрание галереи к данному времени уже стало обретать самостоятельность, законченность и целостность. Все более очевидной становилась несовместимость проблемно-тематической и территориально-пространственной направленности проводимой в ней работы с краеведческим характером деятельности остальной части Восточно-Сибирского научного государственного музея. В необходимости создания нового специализированного художественного музея была особенно глубоко убеждена культурная общественность региона. Интересно, что непосредственную поддержку организационному преобразованию Иркутской картинной галереи в отдельный музей с передачей его в ведение Комитета по делам искусств оказала непосредственно Н. К. Крупская, в ту пору заместитель наркома просвещения. В 1936 г. постановлением Совнаркома [8] галерея была выделена в самостоятельный Восточно-Сибирский областной художественный музей (с 1937 г. – Иркутский областной художественный музей). В 1990 г. музею было присвоено имя его основателя В. П. Сукачёва.

После тяжелых испытаний военных лет культурная жизнь иркутского общества вместе со всей страной вновь вошла в мирное русло [3; 4, с. 17–22; 6, с. 58–64].

В 1948 г. директором музея становится Алексей Дементьевич Фатьянов (1915–2004), в течение многих лет неутомимый «собиратель его сокровищ» и «исследователь их судеб» [7, с. 3–18]. Развитие Иркутского художественного музея стало делом всей его жизни. Его энтузиазм и глубоко профессиональная деятельность талантливого строителя музейных экспозиций привлекли и навсегда поселили в стенах музея тысячи ценнейших памятников изобразительного искусства. Рубеж 1940–1950-х гг. отмечен значительным притоком памятников культуры из государственных фондов страны и от частных лиц. За два года иркутскому собранию было передано при поддержке Комитетов по делам искусств при Совете Министров РСФСР и СССР больше произведений, нежели всем музеям страны в целом.

В эти годы в отдел русского искусства влились полотна Н. Е. Маковского, Ф. А. Малявина, И. Н. Крамского, А. М. Васнецова, А. К. Саврасова, Л. И. Соломаткина, В. И. Сурикова, В. А. Тропинина. Высоким уровнем и разнообразием отличались поступления в раздел графики. Наметились контуры будущей коллекции скульптуры, которая почти отсутствовала в собрании музея. Начало ей положили произведения М. М. Антокольского, М. А. Врубеля, Н. А. Андреева, А. С. Голубкиной, С. Т. Коненкова, И. Д. Шадра, Е. В. Вучетича.

Особое место в музее занимают дары жителей Иркутска. В 1948 г. прошла выставка живописи и графики из частных собраний. Результат превзошел все ожидания: музей пополнился замечательными произведениями, в частности, картиной Х. Тербрюггена «Увенчание Христа терниями». На выставке 1957 г. экспонировалось более трехсот произведений китайского искусства, большая часть которых также вошла в музейную коллекцию.

Алексей Дементьевич Фатьянов хранил многолетние прочные связи с ведущими коллекционерами страны. В результате музей десятилетиями получал от них в качестве даров значительное число первоклассных художественных произведений: в дар Иркутскому областному музею известный потомственный московский коллекционер Ф. Е. Вишневский передал около 200 произведений искусства столь значительных по своей художественной ценности, что позволило Фатьянову приравнять его к первому собирателю и основателю Иркутской картинной галереи В. П. Сукачёву. Дары Ф. Е. Вишневского значительно пополнили разделы русской, голландской, немецкой, французской живописи и западноевропейской графики.

Более 2000 музейных предметов преподнес в дар музею Николай Кириллович Величко – московский инженер, унаследовавший обширную художественную коллекцию от своего дяди, известного московского врача Валериана Вадимовича Величко. Среди даров – сотни ценнейших икон XIV–XVIII вв., произведения графики, китайских мастеров, редчайшие издания книг.

Коллекционер Юлий Владимирович Невзоров подарил музею в общей сложности более 100 произведений живописи и графики русских и западноевропейских художников.

Результатом подобных пополнений явились изменения в составе и структуре экспозиции музея; открылись новые возможности для организации ярких, запоминающихся выставок. В 1951 г. музей переехал в предоставленное ему солидное каменное здание на центральной улице города – Карла Маркса (бывший Сибирский торговый банк). А в 1973 г. за счет передачи музею красивого здания бывшей Губернской классической мужской гимназии на ул. Ленина, 5 были решены острые вопросы нехватки экспозиционных залов и помещений хранения фондов (рис. 2).

В период 1980–1990-х гг. музей переживает технологическую модернизацию. Реализуется проект Комплексного автоматизированного учета фондов (КАМИС), происходит компьютеризация рабочих мест музея, музейные предметы включаются в Государственный каталог Музейного фонда страны.

Растет собрание музея. После ликвидации фарфорового производства в регионе коллекция музея Хайтинского завода (более 4-х тыс. предметов XIX–XX веков) включаются в состав художественного собрания Иркутского музея.

Перемены происходят и в структуре музея. В 1987 году в его состав вошел уникальный архитектурно-парковый ансамбль «Усадьба В. П. Сукачёва» общей площадью 3,7 гектара (Решение Иркутского городского Совета народных депутатов от 21.01.1987 г. № 18/54) (рис. 3). В конце XIX века усадьба представляла собою региональный вариант всероссийских «культурных гнезд» и играла значительную роль в общественно-культурном пространстве Иркутска. Ее сохранение и реставрация создали условия для размещения в усадьбе мемориального музея, центра для эстетического воспитания детей. Указом Президента РФ № 176 от 20.02.1995 г. «Усадьба В. П. Сукачёва» (1882–1886) была взята под государственную охрану как памятник федерального значения. Отделы музея находятся также в бывшем доходном доме А. Н. Гиндина, в котором расположился Информационно-образовательный центр и виртуальный филиал Русского музея (ул. Свердлова, 16).

В 2016 году в музее создан отдел учета музейных предметов, с 2018 года работает атрибуционный совет; благодаря этому осуществляется активная каталогизация коллекций собрания, в том числе сибирского искусства.

При музее действуют Ученый Совет, Фондово-закупочная комиссия, методический и реставрационный советы. С 2019 г. проходит серьезная модернизация фондохранилищ, активно комплектуется собрание произведений искусства, идет системная многоплановая издательская и научная деятельность, которая приобрела значительный размах, что выделяет ИОХМ в ряду иных региональных художественных музеев России. В издательский план музея входят традиционные каталоги выставок и книги, популяризирующие музей и его собрание. Ряд изданных музеем работ представляет собою значительные достижения в теоретико-концептуальном и в научно-исследовательском отношениях. Альбомы-каталоги «Сибирский портрет», «Сокровища земли Иркутской», «Российские академики XVII–XX вв. в собрании ИОХМ» были отмечены наградами Российской Академии художеств и Губернатора Иркутской области.

Другое направление деятельности ИОХМ чаще всего неприметно. Между тем, оно оказывает крайне важное воздействие на всю сущностную, повседневную жизнь и работу музея. Речь идет об открытии в 1992 г. в структуре музея научно-реставрационной мастерской, работа которой измеряется тысячами отреставрированных произведений искусства: темперная и масляная живопись, предметы декоративно-прикладного искусства и графики.

Широкие всероссийские и международные связи музея воплощаются в уникальные проекты, получившие значительный резонанс: выставки в ИОХМ зарубежных шедевров из Японии, Китая, Кореи, Великобритании, Израиля, выставки ИОХМ в России, Забайкалье и Дальнем Востоке, в Японии и Польше, Германии и Финляндии, Англии и Канаде, Италии и других странах.

Все больший размах приобретают музыкальные, литературные, творческие вечера, проводимые на базе прекрасного концертного зала музея, гостями которого за последние несколько лет были такие видные деятели культуры и искусства, как лауреаты международных конкурсов Д. Мацуев, В. Беломестных, В. Щербаков, а также И. Бэлза, С. Юрский, солисты Мюнхенской музыкальной академии Т. Бауэр и З. Маузер, солисты и ансамбли Иркутской областной филармонии и многие другие.

Иркутский областной художественный музей давно уже сложился как центр оригинальной и достаточно продолжительной, 150-летней истории духовной, художественно-эстетической, творческой жизни Восточной Сибири. Работа профессионального коллектива научных сотрудников музея и реставраторов является залогом и гарантирует перспективы еще более значительного его будущего (рис. 4).
Примечания
1. В статье использованы материалы Б. С. Шостаковича. Болеслав Сергеевич Шостакович (1945–2015) – доктор исторических наук, профессор кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, крупный историк-славист, специалист в области полонистики, истории стран Центральной Европы, истории Сибири и международных отношений. Талантливый ученый, известный общественный деятель с 45-летней научно-педагогической деятельностью. В списке его трудов свыше 260 научных публикаций, в т. ч. монографии, учебное пособие, сотни статей на русском и польском языках.
2. Д. А. Клеменц – известный революционер-народник и ученый, высланный в 1881 г. в Сибирь, где он занимался научно-исследовательской работой в области этнографии, археологии, геологии и географии, был активным сотрудником ВСОРГО и деятельным публицистом в сибирской прессе.
3. В. Б. Шостакович – известный иркутянин, видный общественный деятель, крупный ученый-геофизик, в рассматриваемую нами пору являвшийся директором Иркутской магнитно-метеорологической обсерватории и профессором географии Иркутского университета
Литература
1. Клеменц, Д. А. Письмо В. Н. Сукачёвой. 12.04.1894. Архив ИОХМ. ПС- 91. № 1941. Л. 3–4.
2. Потанин, Г. Н. Письмо Сукачёву В. П. от 15 октября 1883 г. Архив ИОХМ. ПС-74. Т. 1934. Л. 2–2об.
3. Дудин Г. И. Краткая история Иркутского художественного музея. Иркутск. 1960. Архив ИОХМ. Рукопись. № 3929.
4. Архив семьи Б. С. Шостакович.
5. Зубрий, Е. С. Рукопись Дудина Г. И. как источник изучения истории художественной культуры края и Иркутского музея (на материалах первой части рукописи, периода 1920–1936 годы) // Современный музей и культурное наследие. Посвящается 355-летию Иркутска : матер. науч. конф. «Сукачёвские чтения – 2016». – Выпуск 14. – Иркутск, 2017. – С. 17–22.
6. Зубрий, Е. С. Рукопись Дудина Г. И. «Из истории Иркутского областного художественного музея» как источник изучения истории художественной культуры Сибирского края и Иркутского областного художественного музея им. В.П. Сукачева (на материалах второй части рукописи, период 1937 – 1952) // Жизнь как отражение эпохи. Посвящается 170-летию Владимира Платоновича Сукачёва : матер. всерос. науч.-практ. конф. «Сукачёвские чтения – 2019», 25-27 сентября 2019 г. – Выпуск 16. – Иркутск, 2019. – С. 58–64.
7. Иркутский художественный музей : альбом-каталог / [авт.-сост. Т. П. Огородникова]. – Иркутск : Артиздат, 2005. – 239 с.
8. Свод законов СССР. 1936. № 5. Ст. 40. Отд. 1.
9. Фатьянов, А. Д. Судьба сокровищ / А.Д. Фатьянов. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1967. – 112 с.
10. Шахеров, В. П. Иркутск в панораме веков. Очерки истории города. – Иркутск : Вост.-Сиб. издат-я компания, 2002. – С. 32 – 35.
11. Шостакович, Б. С. На берегу Байкала // Мир музея. – Москва, 2005. – № 3 (211). Март. – С. 2–11.
150 YEARS TO IRKUTSK REGIONAL ART MUSEUM NAMED AFTER V. P. SUKACHEV
Elena Stanislavovna Zubriy Sukachev Irkutsk Regional Art Museum, deputy Director for scientific and methodological work, Honored Worker of culture of the Russian Federation
Boleslav Sergeevich Shostakovich (1945–2015) Doctor of history, professor at the Irkutsk State University.
Abstract: The anniversary paper briefly describes the formation of Irkutsk Regional Art Museum named after V. P. Sukachev, its significance and its role in contemporary life of Irkutsk city and Irkutsk region in general.

Keywords: Art Museum; Irkutsk; art patron; collection; Irkutsk; anniversary.
Библиографическое описание для цитирования:
Зубрий Е. С. 150 лет Иркутскому областному художественному музею им. В.П. Сукачёва.
// Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2020. – № 1. – С. 152-161.
[Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/sectionmuseums2#rec177587565

Статья поступила в редакцию 11.02.2020
Received: February 11, 2020.
Оцените статью
УДК 75.03
Филатова Марина Александровна – научный сотрудник КГБУ «Камчатский краевой художественный музей» г. Петропавловск-Камчатского.
Петропавловск-Камчатский. РОССИЯ

E-mail: marinafilatova.2013@mail.ru
Образовательный проект «ИЗУЧАЯ ШЕБЕКО»
Образовательный проект «Изучая Шебеко», посвящённый творчеству дальневосточного художника Кирилла Ивановича Шебеко, основан на произведениях из фондов Камчатского художественного музея. В рамках проекта проходят занятия, на которых участники не только знакомятся с творчеством мастера, но и пробуют свои силы в создании пейзажа в стиле художника.
Ключевые слова: живопись; Дальний Восток; Кирилл Шебеко; пуантилизм; музей; проект
Образовательный проект «Изучая Шебеко» был создан в 2019 году. Он посвящен изучению произведений известного дальневосточного художника, заслуженного художника РСФСР, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации, почётного гражданина Владивостока, члена Союза художников России, профессора Дальневосточной академии искусств Кирилла Ивановича Шебеко, которые находятся в фондах Камчатского краевого художественного музея.

Проект приурочен к 100-летию со дня рождения художника. Актуальностью образовательного проекта является поиск новых форм репрезентации фондов музея. Главная цель проекта – популяризация фондовой коллекции Камчатского краевого художественного музея. Задачи проекта – создание музейного мероприятия «Изучая Шебеко» для учащихся средней общеобразовательной школы и организация выставки работ участников. На мероприятии учащиеся школ знакомятся с произведениями К. И. Шебеко, которые находятся в фондах музея, и пробуют создать пейзаж в стиле художника.
Кирилл Иванович Шебеко – один из первооткрывателей северной темы в советской живописи, автор тематических картин, посвящённых Дальнему Востоку. Творческие поездки по Дальнему Востоку — на Чукотку, Камчатку, Сахалин, Якутию, Командорские острова – были регулярными. В них вырабатывался подход к натуре, формировалось ощущение пространства, воплотившееся в панорамности, открытых композициях, особенной ритмичности в рисунке сопок, деревьев [2, с. 48]. На основе этих этюдов, эскизов, натурных зарисовок и набросков в мастерской рождались произведения художника.

Его индивидуальная манера письма сложилась в 1960-х годах, ее отличительными особенностями являются многоцветная декоративность, сложность панорамной композиции, линейные и цветовые ритмы, мощь пластических образов. «В его полотнах появился подлинный Север… из органики северного пейзажа: его пропорций, пластики, ритмики, цветности, кристальной цветовоздушности и пространственного размаха» [3, с. 20].

В фондах музея хранятся четыре работы кисти Шебеко, написанные маслом на холсте, которые поступили в 1992 году из Республиканского центра художественных выставок «РОСИЗО»: «Краболовы» (1984–1985), «Весна Камчатская» (1990), «Курилы – русская земля» (1985), «Земля Чукотка» (1990). К. И. Шебеко пишет мелкими мазками прямоугольной формы, передавая световоздушную перспективу, колеблющийся воздух, создавая произведения с особыми декоративными качествами и панорамным видением натуры.

Тематическая жанровая композиция «Краболовы» с изображением рыбаков-краболовов за работой выполнена по материалам поездок К. И. Шебеко на Камчатку в 1-й половине 1980-х гг. (рис. 1). Написана в характерной для художника манере мелкими точечными раздельными мазками чистым цветом в традициях реалистической школы и творческого переосмысления достижений французского пуантилизма. Живописному полотну присущи обобщенность и декоративность. Колорит построен на ярких, звучных, насыщенных, теплых цветовых сочетаниях, преобладают розовато-красные, золотистые, золотисто-оранжевые, оранжевые, красные, охристо-коричневые, темные серовато-коричневые тона [1, с. 40]. На переднем плане написаны крупные крабы. На дальнем – виднеются островерхие сопки.
В другом произведении «Весна Камчатская» изображены несколько домов среди распускающих почки деревьев и кустов, поля (рис. 2). За ними виднеются вершина вулкана и сопки. Картина написана пастозно широкими короткими мазками, создающими легкую, вибрирующую воздушную среду. Колорит построен на мощных теплых насыщенных цветовых аккордах: преобладают золотисто-желтые, оранжево-красные, лимонно-желтые, яркие светло-зеленые, красновато-коричневые, синие тона [1, с. 38].

Панорамный морской пейзаж Курильских берегов в летний солнечный день «Курилы – русская земля» написан в русле реалистических тенденций и достижений пуантилизма (рис. 3). Чистым цветом с помощью точечного раздельного мазка художник пишет зеленовато-голубую рябь и блики холодной морской воды на переднем плане, в отдалении — мыс с маяком, пароходы, вдали — живописный берег с вертикалями строений, домов и кранов, с грядами сопок, уходящих за горизонт и зыбкий колеблющийся морской воздух [1, с. 42]. Общий колорит – сине-голубой с коричневым, зеленым и белым.
В произведении «Земля Чукотка» на переднем плане в бескрайних просторах многоцветной тундры изображен пастух в зимней кухлянке, перед ним – собаки (рис. 4). Справа на холме – радар, слева от него – фигурки двух людей и маленькое зеленое строение. Вдали над синей полоской воды приземляется белый самолет. На противоположном берегу высятся охристо-красные сопки. Художник передаёт единение природы и человека.

Образовательный проект «Изучая Шебеко» реализуется в течение года с апреля 2019 г. по апрель 2020 г., с возможностью развития проекта после его завершения. В рамках основного этапа разрабатывается сценарий музейного мероприятия «Изучая Шебеко», презентация о творчестве и мастер-класс в стиле художника. На заключительном этапе проводятся музейные мероприятия, на которых учащихся общеобразовательных школ г. Петропавловска-Камчатского знакомятся с произведениями К. И. Шебеко, которые находятся в фондах музея, и пробуют нарисовать пейзаж в стиле художника.

В декабре 2019 и январе 2020 года в Камчатском краевом художественном музее прошли мероприятия в рамках образовательного проекта «Изучая Шебеко» для учащихся СОШ № 5, 4, 43, КГОБУ «Камчатская санаторная школа-интернат» (рис. 5).

Ожидаемыми результатами являются популяризация фондовой коллекции музея среди учащихся средних общеобразовательных школ, повышение интереса к деятельности музея, повышение культурного уровня в области изобразительного искусства, проведение музейных мероприятий, организация выставок работ участников, пополнение научного архива музея методической разработкой музейного мероприятия «Изучая Шебеко», мультимедийной презентацией о творчестве художника, разработкой мастер-класса по живописи в стиле художника.
Литература
1. Живопись. Из собрания Камчатского краевого художественного музея : каталог / авт.-сост. О.А. Пыжьянова, А. С. Черкашина. – Петропавловск-Камчатский : Камчатпресс, 2019. – 60 с.
2. Зотова, О.И. Кирилл Шебеко и Мария Холмогорова: дальневосточная художественная династия // Искусство Евразии. – Барнаул, 2017. – №4(7). – С. 44–52.
3. Кандыба, В. И. Художники Приморья / В. И. Кандыба. – Ленинград : Художник РСФСР, 1990. – 125 с.
THE EDUCATIONAL PROJECT «STUDYING SHEBEKO»
Marina Alexandrovna Filatova Researcher of the Kamchatsky regional State Art Museum
Abstract: The educational project «Studying Shebeko» dedicated to the work of the Far Eastern artist Kirill Ivanovich Shebeko is based on works from the collections of the Kamchatka Art Museum. Within the framework of the project the participants not only get acquainted with the master's works, but also try their hand at creating a landscape in the artist's style.

Keywords: painting; Far East; Kirill Shebeko; pointillism; museum; project
Библиографическое описание для цитирования:
Филатова М.А. Образовательный проект «Изучая Шебеко».
// Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2020. – № 1. – С. 162-167.
[Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/sectionmuseums2#rec180859794

Статья поступила в редакцию 18.02.2020
Received: February 18, 2020.
Оцените статью