НАСЛЕДИЕ УРАЛА, СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

Материалы рубрики посвящены истории художественной культуры и искусства регионов
DOI 10.24412/cl-35763-2021-1-70-79
УДК 75.03+76.03

Харса Наталья Владимировна – специалист НРОО «Арт-центр "Красный"»

Е-mail: centerkrasnyi@mail.ru
СЕРАФИМ ИВАНОВИЧ КОБЕЛЕВ. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ПОБЕДЫ
В статье исследуются биография и творческое наследие новосибирского художника-фронтовика Серафима Ивановича Кобелева. Анализируются его графические и живописные работы из фондов Ордынского историко-художественного музея и Новосибирского государственного художественного музея.

Ключевые слова: сибирское искусство; Серафим Кобелев; Великая Отечественная война; фронтовые рисунки.
В декабре 2020 года в «АРТ-Центре "Красный"» был издан альбом работ сибирского художника-фронтовика Серафима Ивановича Кобелева (1913–1987) «Художественная летопись Победы». Составителями стали У. Новикова и А. Муравьева. Издание было осуществлено при поддержке Министерства культуры Новосибирской области, предоставившего субсидию на «осуществление мер по сохранению и популяризации нематериального культурного и военно-исторического наследия народов России».

Уникальность творческого наследия Серафима Ивановича в том, что ему удалось сохранить значительное количество рисунков военных лет, сделанных во время пребывания на 1-м Белорусском фронте в 1944– 1945 годах. Эти рисунки и этюды – живое свидетельство освобождения Польши и Германии, память о десятках советских бойцов, приближавших день Победы.

Сегодня большая часть этих рисунков хранится в фонде Ордынского историко-художественного музея, а другая часть принадлежит Новосибирскому государственному художественному музею.

«Фронтовой рисунок – особая область графического искусства, где в одно гармоничное целое соединяются художественная выразительность и документальная достоверность. Объективность почти фотографической точности, присутствующая в таких работах, лишена отстраненной сухости документа, потому что даже самый беглый набросок несет в себе большой эмоциональный заряд, отражая чувства и раздумья автора, его отношение к происходящему. Этрисунки – бесценная художественная летопись, вызывающая неизменный интерес зрителей», – писала о работах Серафима Кобелева старший научный сотрудник Новосибирского государственного художественного музея Светлана Беляева [1].

С. И. Кобелев. Со ступеней Рейхстага. Письмо на Родину. 1946-47. Бумага, тушь. 77×62. Ордынский историкохудожественный музей (Новосибирская область, р. п. Ордынское)
Работа над памятным альбомом позволила по-новому взглянуть и на личность самого художника, и на значение его работ в наше время, когда непосредственных свидетелей тех дней почти не осталось и материальные следы прошлого заменяют нам ушедших из жизни ветеранов.

«В год 75-летия победы в Великой Отечественной войне мы снова и снова возвращаемся к осмыслению тех героических и творческих лет. Открыть сегодня новое имя в российской истории искусств военной эпохи становится всё большей редкостью», – отмечает в предисловии к альбому искусствовед, член правления Московского союза художников Петр Баранов [6, с. 21].

Он же заостряет внимание на главной проблеме современного искусствознания: работы провинциального художника, хранящиеся в музее областного подчинения, мало кому известны за пределами Новосибирска и с. Ордынское. Небольшой альбом, распространяемый, благодаря субсидии, по школам и библиотекам Новосибирска и области, является не только данью памяти ветерану, но и вкладом в дальнейшее изучение его творчества.

Серафим Иванович Кобелев родился 30 сентября 1913 года в деревне Кошкино Архангельской губернии (сегодня это Вилегодский район Архангельской области). Когда именно родители художника переселились в Сибирь, точно не известно. По сохранившимся сведениям, семья стала искать лучшей доли после смерти отца семейства. В официальных документах записано, что происхождение Кобелева из крестьян.

Первые официальные сведения о будущем художнике: 1 сентября 1930 года юный Серафим Кобелев поступил в Омский художественный техникум и окончил его 1 июля 1934 года. Место учебы по тем временам выдающееся.

Художественно-промышленный техникум имени М. А. Врубеля был организован в 1920 году. Техникум имел отделения живописное, полиграфическое, архитектурно-скульптурное, ткацкое, свой художественный музей. Душой и создателем музея был преподаватель С. Пахотин, который после изгнания Колчака собирал в коллекцию техникума предметы и картины, брошенные бывшими владельцами в особняках, подвалах, на чердаках. В результате возник учебный выставочный фонд, где хранилось внушительное количество произведений скульптуры, живописи, предметов прикладного искусства. В 1923 году А.В. Луначарский, проезжая по Сибири, посетил Омский худпромтехникум. По его ходатайству наркомпрос выделил Омску 150 картин, среди них произведения Бенуа, Грабаря, Левитана, Жуковского, Кустодиева, Коровина, Маковского, Дубовского, Нестерова, Айвазовского. Эта коллекция принадлежала техникуму до 1932 года (сейчас эти картины находятся в фондах Омского музея изобразительных искусств им. М. Врубеля).

В 1930 году, как раз в год поступления сюда Кобелева, художественно-промышленный техникум им. М. Врубеля расформировали, сделав два самостоятельных учебных заведения – художественно-педагогический и индустриально-строительный техникумы.

Преподавателями в техникуме были известные учителя: братья-художники Викентий и Константин Трофимовы, Самуил Фельдман. Вероятно, часть знаний будущему художнику привили именно они. Сохранился аттестат художника. Лучшим учеником Серафим Кобелев явно не был. Политические дисциплины хромали: «История ВКП(б)» – удовлетворительно, «Основы ленинизма» – так же. Верная тройка по русскому и немецкому языкам. Зато «очень хорошо» по химии, рисунку и скульптуре. Так же успешно пройдена производственная практика. И вот Серафим Иванович Кобелев, 21 года от роду, становится «художником-педагогом ИЗО».
Известно, что после учебы в 1935 году Серафим Иванович отслужил в рядах Красной Армии и в 1938 году из Кемерово приехал в Новосибирск. С 1939 года молодой человек руководил акварельным цехом в новосибирском кооперативном товариществе «Художник». Тогда же, в 1939 году, Серафим Иванович познакомился со своей будущей женой, Поликсеной (Полиной) Валерьяновной Соколовой, с которой прожил совместно до глубокой старости. На семейной фотографии – хрупкая светловолосая женщина с прямым и открытым взглядом. В рисунках этого периода встречается портрет невесты и далее – жены, а также портрет сестры Шуры. Обе юные красавицы выглядят щеголевато. Можно предположить, что жизнь была сложившейся, более-менее благополучной, атмосфера в семье – теплой и дружной.

Среди сохранившихся и музеефицированных работ лишь небольшая часть относится к довоенным годам. Это погрудные изображения, чаще выполненные гуашью. В основном Кобелева интересуют лица моделей, их черты, в меньшей степени – детали одежды или жесты. Головы портретируемых, как правило, повернуты в трехчетвертном обороте. Очень редко художник зарисовывает всю фигуру человека, характерную позу. Сходная манера портретных работ сохранится у Кобелева до конца жизни. Возможно, сказывается здесь и увлеченность Серафима Ивановича фотографией, о которой вспоминали его земляки, привычка кадрировать увиденное.

Скорее всего, такая манера портретирования, «как на фотокарточке», давала Кобелеву преимущество в скорости создания рисунков. В дальнейшем, на фронте, он, вероятно, делал портреты в моменты перерывов в боях, в течение одного сеанса. Если учесть, что какую-то часть, возможно весомую, своих рисунков он раздаривал тем, кто ему позировал, возможно, в чьих-то семейных реликвиях существует довольно большой пласт работ художника, никем не выявленный.

В августе 1941 года Кобелев уходит добровольцем на фронт. После ускоренного курса в Ишиме ему присваивают звание лейтенанта и должность командира минометного взвода. Служил Серафим Иванович в 7-м гвардейском кавалерийском корпусе.

В фондах Ордынского историко-художественного музея сохранился небольшой, выполненный маслом портрет «Рядовой Калинин М.И.» (1942, холст, масло; 15×21), на котором запечатлен могучий мужчина в белой рубашке на фоне мирных берез. Это одна из ранних живописных работ Серафима Ивановича Кобелева, дошедшая до наших дней.

В 1943 году за мужество и отвагу в боях, вынос с поля боя и своевременный ремонт боевого оружия начальник мастерской боевого питания старший лейтенант Серафим Кобелев был представлен к ордену Красной Звезды, который ему вручили в феврале 1944 года. В наградном документе – описание боевых заслуг:

«В боях за Родину с немецко-фашистскими оккупантами, тов. Кобелев проявил Мужество и Отвагу. За время боевых действий полка с 19.09 по 2.12.43 он, с мастерами боепитания, под огнем противника, вынес с поля боя до 200 винтовок, 125 ППШ, 28 ручных пулеметов, 10 станковых пулеметов, 9 ружей ПТР, 448 сабель и много другого оружия. Благодаря неустанной работе т. Кобелев производил своевременный ремонт пушек, минометов и стрелкового вооружения, чем способствовал успешному наступлению полка» [3].

Но, даже находясь в действующей армии, на фронте, Серафим Кобелев продолжал рисовать: «Я не имел ни мольберта, ни палитры. Их заменял хороший карандаш и небольшой альбом для рисования. Все это хранилось в полевой сумке. И всегда у меня было много натурщиков. Нарисованное дарил солдатам, а те отправляли свои портреты домой, родным и близким», – вспоминал потом художник [3].

В 1944 году Кобелева официально перевели на должность художника при Доме Красной Армии Первого Белорусского фронта. А в марте 1945 года признали пропавшим без вести. В это время в тылу любящая супруга, не получая писем и известий, ревновала мужа и мучилась от безвестности, воображая себе, что тот нашел другую.

Говорят, что, если кого-то безвременно похоронили, это к долгой жизни. Примета сбылась – День Победы Серафим Кобелев встретил в Берлине и успел зарисовать и предшествовавшие ему атаки, и город в первые дни после окончания войны.
9 мая 1945 года он был награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а спустя месяц получил медаль «За боевые заслуги» за участие в выставке «Боевой путь» Первого Белорусского фронта. В скупых строчках наградного постановления вырисовывается роль художника на войне: «Старший лейтенант Кобелев С.И., работая на выставке"Боевой путь фронта", написал 2 картины, сделал много портретов героев. В боях за Берлин, работая по обслуживанию передовых частей 8-ой гв. армии наглядной агитацией, в трудных фронтовых условиях писал лозунги и плакаты, размещая их на пути движения войск, за что командование армии вручило т. Кобелеву грамоту. Принимал активное участие в оформлении трибуны в Берлине» [5].

Уникальная часть наследия художника – фронтовые работы, выполненные с 1944 и до демобилизации в 1946 году. Сегодня можно рассматривать их как документальные свидетельства эпохи. В корпус этих работ входит и живопись, и графика, позволяющие отследить боевой путь Белорусского фронта и увидеть лица многих участников войны. Во всех фронтовых работах Серафима Ивановича Кобелева прослеживается стремление побыть хроникером происходящего, запечатлеть как можно больше из увиденного, пройти свой путь к победе.
Конечно, сцены боя рисовать приходилось наверняка по памяти. Но и тогда в сознании высвечивались переломные моменты, поразившие художника кадры боевых действий. Вот, например, рисунок «Командир», выполненный тремя цветами носимых с собой карандашей, датированный 1944 годом. На нем запечатлен момент, когда старший по званию поднимает в атаку стрелковую роту одним энергичным жестом. Поза командира несколько театрализована. Но именно в этой нарочитости желание передать и усилить важность зафиксированного события. Детальный набросок находит параллель с акварельным рисунком «Атака», выполненным в 1945 году. Видно, что найденное композиционное решение не оставляет художника. Серафим Иванович добавляет в группу фигуру третьего атакующего бойца, достраивая им треугольник композиции. Увеличивает общее пространство изображения. Создает световоздушную среду. Вместе с тем исчезает и убитый солдат, хорошо заметный на первоначальном рисунке. В предчувствии победы сцена становится более светлой и радостной.

Несколько рисунков Серафима Ивановича Кобелева фиксируют крупные наступательные операции. Например, «Взятие крепости», где, скорее всего, запечатлен штурм Цитадели в Познани. Эти же мощные стены фигурируют в набросках «Г. Познань. Цитадель. 28.02.45 г.» (бумага, карандаш, акварель; 28×24) и «Центральный форт крепости в г. Познань. 1.03.45 г.» (бумага, карандаш; 25×32). Рисунок сделан неожиданно динамично, обобщенные фигуры атакующих бойцов переданы быстрой грубой штриховкой. Создается ощущение стремительно запечатленного боя, фиксируемого непосредственно во время приступа. Вполне возможно, что, будучи уже официально переведенным во фронтовые художники, Кобелев имел возможность наблюдать за атакой со стороны. В таком случае более подробные архитектурные зарисовки могут быть свидетельством того, что в планы художника входило написание больших картин на основе того, что быстро набрасывалось им «для истории».

Из Польши художник отправляется «на Берлин», по пути становясь свидетелем форсирования Шпрее: «Так форсировали Шпрее. 5 апреля 1945 г.».

Военные хроники так описывают эту операцию: «5-я ударная армия блестяще форсировала реку Шпрее. Неожиданно высадившийся в сравнительно глухом месте десант сумел быстро подавить сопротивление противника и захватить плацдарм. Этим маневром была дезорганизована система обороны сектора «С» («Ц») обороны Берлина. Утром 23 апреля были собраны понтоны, под 30 тонн каждый. Это позволяло переправлять танки Т-34. Переправа шла под огнем минометов и артиллерии, но остановить накопление войск немцы уже не могли» [2]. На рисунке видны деревянные понтоны и переправляющиеся на них грузовики с оружием. На берегу стоит лодка, видимо, перевозящая личный состав. Судя по тихой обстановке, это может быть начало переправы, пока еще не раскрытое врагом.

И конечно, огромное количество рисунков было выполнено возле Рейхстага. Тут запечатлены и танки, охранявшие подступы к главному символу гитлеровской Германии, и сцены боя, и большое количество набросков, сделанных с натуры после штурма. В том числе Кобелев тщательно зарисовывает поразившие своей необычностью, чудом уцелевшие в боях скульптуры: «У переднего края. Берлин. 25.04.45 г.», 1945, бумага, карандаш, 17×25; «Рейхстаг. 29 апреля 1945 г.», 1945, бумага, уголь, 48×54; «Вестибюль Рейхстага», 1945, бумага, тушь, перо, 27×22; «Восточный вестибюль Рейхстага», 1945, картон, карандаш, 24×17.

Впечатления от разгрома Рейхстага легли в основу главной военной картины Серафима Ивановича Кобелева «Штурм Рейхстага». Он закончил ее в 1950 году, создав трехметровое полотно, которое демонстрировалось в Новосибирске на отчетной выставке Новосибирского союза художников 1963 года. Работа принадлежала Дому культуры им. Ефремова, но, к сожалению, не сохранилась до наших дней. Сделанные в 1945 году наброски помогают представить возможное композиционное решение картины, фотографии которой не осталось в архиве города.

В небольшом карандашном наброске «Рейхстаг. Штурм» (1945, бумага, уголь; 18×13) мы видим уже знакомые нам частые энергичные штрихи, намечающие основные массы фигур на фоне более четко прорисованного здания.

Более детальная композиция сохранилась в листе «Рейхстаг. 29 апреля 1945 г.» (бумага, уголь; 48×54). Здесь уже распределены группы воинов, четко прорисовано само здание и бойцы на первом плане, сопровождающие сложивших оружие фашистов.

Сохранился и большой, наклеенный на картон, карандашный набросок «Штурм Рейхстага», 1945 г., разграфленный клеточками, скорее всего, для переноса на холст. Из-за плохой сохранности на нем сложно различить мелкие детали. На первом плане, спиной к зрителю, изображен артиллерийский расчет, ведущий обстрел здания. Слева направо, по диагонали, разворачивается атака пехотинцев. Небо над зданием застилает черный пороховой дым.

Большая часть фронтовых рисунков Сеафима Ивановича Кобелева – это портреты героев-фронтовиков. Есть среди них несколько жанровых работ, где запечатлены водители за рулем машин или бойцы на отдыхе, например, на рисунке «Привал» (1944–1945, бумага, карандаш; 12×18).

Но чаще портреты рисовались детально, на них оставлялись имена и поясняющие надписи.

На рисунке «Василий Теркин» (бумага, угольный карандаш; 39,8×57,7, Новосибирский государственный художественный музей, не датирован) мы видим, по сути, большой групповой портрет бойцов и командиров, расположившихся вокруг сидящего солдата. В рисунке тщательно выполнены детали, тональные соотношения выявлены штриховкой в местах наибольшего залегания теней, объемы фигур, напротив, мягко растушеваны. Над головами людей видны цифры – скорее всего у художника был список тех, кого он изобразил в общей композиции.

Среди военных портретов, на которых запечатлены люди в обмундировании, с наградами, своей особой «не парадностью» выделяется рисунок «Разведчик Ваня Соколов» (1945).

Парень в гражданской шляпе, с трубкой в уголке рта, полуголым торсом, поражает какой-то мужественной лихостью характера, которую удалось передать Серафиму Ивановичу. В шляпе, сдвинутой набекрень, общей «неуставности», слегка расслабленной, но в то же время графически «скрученной» позе возникает глубоко индивидуальная характеристика героя.

Куда более характерны для наследия Серафима Ивановича Кобелева парадные портреты участников войны, где представлены мужчины с орденами и медалями, а отдельные сведения о проявленном мужестве в боях записаны на полях рисунка.

Мощью и уверенность веет от рисунка «Доброволец Отечественной войны старый партизан Омаров» (бумага, уголь, графитный карандаш; 50,2×33,7, Новосибирский государственный художественный музей). Мужественная осанка партизана, шашка в руке и папаха отражают опыт героя, воевавшего еще в Гражданскую войну, а в Отечественную пошедшего на фронт добровольно.

Вероятнее всего, это портрет дважды кавалера ордена Красной Звезды и ордена Красного Знамени Гази Омаровича Омарова. Уроженец Кулинского района Дагестана, в Гражданскую он сражался с деникинцами, был помощником командира краснопартизанского отряда. «В 1942 году он вступил в Дагестанский добровольческий кавалерийский эскадрон. Ему вручили Красное знамя, и он доставил знамя до Берлина», – пишут о нем на сайте памяти «Лакскийсайт.рф» земляки.

Видимо, уже после капитуляции Германии у Серафима Ивановича появляются масляные краски и возможность работать на кусочках картона.

В живописных работах Кобелева прослеживается тот же интерес к знаковым событиям войны. Например, сохранилось много изображений города и крепости Кюстрин, операция по захвату которой открыла Белорусскому фронту «Рейхсштрассе № 1» – дорогу на Берлин.

Один из портретов, сделанный масляными красками в 1945 году, – «Гвардии ст. сержант телеграфист Лапшин Владимир Алексеевич» (1945). Судя по изображенным наградам, можно определить портретируемого как Григория Тимофеевича Лапшина, гвардии старшего сержанта, воевавшего на Белорусском фронте.

Григорий Тимофеевич – дважды кавалер ордена Красной Звезды, награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Славы III степени, а также орденом Отечественной войны I степени. На портрете мы видим человека, который, закончив ратные труды, с удовольствием погрузился в чтение книги, опираясь спиной на вещмешок.

Чуть позже, на основе этого портрета, Серафим Иванович Кобелев создаст рисунок с многофигурной композицией «Со ступеней Рейхстага» («Письмо на родину», 1946–1947, бумага, тушь, перо; 77×62), увековечив в нем память о первых мирных днях после Победы.

Вполне возможно, что Кобелев или писал, или планировал написать большую картину на основе этого рисунка, поскольку тщательно проработанные многофигурные композиции в его графике довольно редки.

И конечно, эпохальным можно считать этюд «9 мая в Берлине» (1945, холст, масло; 24×40, Новосибирский государственный художественный музей), изображающий разгромленный город, увенчанный красным советским флагом – символом Победы. Перед нами вид от ступеней Старого музея в сторону разбомбленного Городского дворца (руины здания были снесены в 1950 году, в настоящее время дворец реконструирован). Бронзовая скульптура амазонки, сражающейся со львом у входа в музей, стала на время знаменосцем советского красного знамени. Розовое здание за обломками деревьев – Академия архитектуры.

Как дань исторической памяти о войне можно отметить и портрет Героя Советского Союза Александра Егоровича Погорельцева.
Мальчик из Чулымского колхоза «Ленинский путь», отличник боевой и политической подготовки начал войну политруком батареи. С 1942 года служил в действующей армии, вместе с пехотой воевал на Северо-Западном, 1-м Белорусском, 1-м, 2-м и 3-м Прибалтийских фронтах. В 1945 году за многочисленные рукопашные схватки с противником, стойкость и организацию успешных атак Погорельцев был удостоен звания Героя Советского Союза. И Кобелев включает его в пантеон героев Победы, который планомерно создавался художником: ему интересен образ героического земляка. А на портрете мы видим простого человека, не рисующегося, не умеющего позировать, может быть даже немного смущенного перспективой сидеть в кресле перед художником.

Вскоре Серафима Ивановича назначили работником Дома культуры Советского Союза в Берлине. Там он продолжал работать с наглядной агитацией, был художником-оформителем. Демобилизовался Кобелев только 30 сентября 1946 года.

В Новосибирск Серафим Иванович вернулся в 1947 году. Встретился с супругой, простившей мужа за долгое молчание.
Ряд послевоенных работ художника посвящен памяти о войне. «Солдаты в лесу на привале», «Солдат с красной кружкой», написанные в 50-х годах, явно представляют собой воспоминания Кобелева о возвращении с фронта.

Но чаще Серафим Иванович писал новую мирную жизнь, не стараясь вспоминать военные времена, как и многие прошедшие фронт ветераны.

В 50-х годах в Москве начинается масштабный проект перестройки ВСХВ (Всесоюзной сельскохозяйственной выставки, будущей ВДНХ). Для росписей новых павильонов формируется большая группа художников, среди которых с 1952 по 1954 год работает и Серафим Кобелев.

Труд и люди, которые им заняты, постепенно вытесняют память художника о войне. Мы видим датированные этим временем этюды из заводских цехов, портреты рабочих людей: «Знатный сталевар Н. Челянин», «Домна. Старый литейный цех».

В 1955 году Кобелев принимает участие в IX Областной художественной выставке в Новосибирске. К сожалению, ничего не известно о местонахождении картины «Кулудинские поля» (холст, масло, 100×280), которая была на ней представлена. Вероятно, пропали и другие крупные работы художника, чей переезд из города в село, к сожалению, усугубил проблему сохранения творческого наследия.

В 1960 году семья переехала в село Ордынское Новосибирской области, где Серафим Иванович продолжал трудиться в районном Доме культуры.

В этот период в его творчестве возникает картина «Трое орденоносцев за столом». Мы видим деревенскую избу, возможно уже в Ордынском. Трое мужчин разного возраста с наградами на пиджаках сидят за накрытым белой скатертью столом. Один из них читает газету – может быть, список награжденных за трудовые заслуги. Художник подчеркивает спокойствие людей, мирную обстановку. В доме распахнуто окно, видна синяя вода (Обского водохранилища?) и дымящиеся трубы. Ветераны войны стали старше, но жизнь идет своим чередом и все еще зовет на подвиги во имя страны.

После переезда художника в Ордынское появляется множество речных пейзажей, картины, запечатлевшие лица и труд рыбаков. Один из небольших этюдов, хранящихся в Ордынском историко-художественном музее, – «Рыбаки», 1960-е годы – поражает почти импрессионистическим воздействием цвета и света.

На счету Кобелева в этот период участие в нескольких коллективных выставках в Новосибирске и 2-й Зональной выставке в Омске в 1967 году.

В 1975 году с успехом прошла его персональная выставка в Ордынском, посвященная 30-летию Победы.

В 1985 году Кобелеву вручили юбилейную награду – орден Отечественной войны II степени. Ушел из жизни Серафим Иванович в 1987 году. Те работы, которые не принял Новосибирский государственный художественный музей, попали в фонды Ордынского историко-художественного музея. В итоге общий объем работ Серафима Ивановича Кобелева, которые дошли до сегодняшнего дня, – это порядка двухсот единиц хранения, примерно сто из которых созданы им на фронтах Великой Отечественной войны.

Это важный исторический материал, позволяющий сегодня вспомнить многих участников боев за освобождение Европы от немецко-фашистских захватчиков, вспомнить их подвиг во имя своей страны и свободы других народов. Многих героев, на сегодняшний день позабытых, возможно идентифицировать по наградам, которые тщательно отображались Серафимом Ивановичем, или по тем строкам, которые он записал на полях своих рисунков. Некоторые лица так и останутся неизвестными, но донесут до нас правдивую информацию о людях, одержавших в 1945 году великую Победу.
Литература
1. Беляева, С. Фронтовые рисунки Серафима Ивановича Кобелева // Сибирские огни. – 2015. – № 2, февраль. – URL: http://www.sibogni.ru/avtor/belyaeva-svetlana (дата обращения 25.01.2021).
2. Исаев, А.В. Берлин 45-го. Сражение в логове зверя. – Москва : Эксмо, 2020. – URL: https://fond.historyrussia. org/novosti/proekt-shagi-k-pobede-khronika-poslednikhdnej-vojny-23-aprelya-1945-goda.html (дата обращения 25.01.2021).
3. Кузнецова, Е. Фронтовые наброски любви // [Газета неизв.]. – [Год неизв.]. – Из фондов Ордынского художественного музея (Новосибирская область, Ордынский район, р. п. Ордынское).
4. Наградной лист. – URL: https://pamyat-naroda.ru/">https://pamyat-naroda.ru/">https://pamyat-naroda.ru/">https://pamyat-naroda.ru/ heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie22526425/?static_has h=35fe0d7352f66cd6ec4be1d160763e35 (дата обращения 25.01.2021).
5. Наградной лист. – URL: https://pamyat-naroda.ru/ heroes/podvig-chelovek_nagrazhdenie26990526/?static_has h=35fe0d7352f66cd6ec4be1d160763e35 (дата обращения 25.01.2021).
6. Серафим Иванович Кобелев. Художественная летопись Победы. – Новосибирск, 2020. – 60 с
SERAFIM IVANOVICH KOBELEV. ARTISTIC CHRONICLE OF THE VICTORY

Kharsa Natalia Vladimirovna Specialist of the Art center "Krasny", Novosibirsk
Abstract: The article examines the biography and creative heritage of the Novosibirsk veteran artist Serafi m Ivanovich Kobelev. His graphic and painting works from the collections of the Ordinsky Historical and Art Museum and some works from the collections of the Novosibirsk State Art Museum are analyzed.

Keywords: Siberian art; Serafi m Kobelev; Eastern Front (World War II); front-line drawings.
Библиографическое описание для цитирования:
Харса Н.В. Серафим Иванович Кобелев. Художественная летопись победы. // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2021. – № 1 (6). – С. 70-79. [Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/legacysection6#rec316857475

Статья поступила в редакцию 28.01.2021
Received: January 28, 2021.
Оцените статью
DOI 10.24412/cl-35763-2021-1-80-85
УДК 7.036

Малькова Ирина Геннадьевна – заместитель директора по научной деятельности Сахалинского областного художественного музея.

Е-mail: sakhartmuseum1983@mail.ru
САХАЛИНСКИЙ ХУДОЖНИК ЮРИЙ СТЕПАНОВ. ПРОЩАНИЕ ПОСЛЕ ЮБИЛЕЯ
Статья посвящена творчеству заслуженного художника Российской Федерации Юрия Степанова, ведущего пейзажиста Сахалина, работавшего в разных жанрах изобразительного искусства. В его творчестве тема островной ментальности получила новую интерпретацию, основанную на натурных впечатлениях художника.

Ключевые слова: Кондратий Петрович Белов; живопись; графика; сибирский пейзаж; историческая картина; реализм; музей; художественное образование.
В июле 2020 года в большом зале Сахалинского областного художественного музея состоялась юбилейная выставка одного из корифеев изобразительного искусства на Сахалине – заслуженного художника России Юрия Степанова. Выставка получилась очень яркой, насыщенной образами и эмоциями автора, который как настоящий творец и профессионал каждые пять лет демонстрировал свой художественный отчет зрителю. Были собраны лучшие работы автора за более чем 55 лет творческой деятельности. Они выглядели свежо и современно: как ранние картины 1960-х, так и стилистически выверенные художническим опытом работы 2000–2010-х годов. В декабре 2020 года художника не стало, что побудило более пристально рассмотреть его творчество.

Юрий Викторович Степанов родился в 1935 году в селе Воскресеновка на севере Сахалина в семье военного летчика. Семья много раз переезжала. Первые уроки рисования получил от матери, а затем в художественной студии Дома пионеров Южно-Сахалинска, где занятия вел солдат, служивший в городском гарнизоне. Среднюю школу будущий художник окончил на острове Кунашир в п. Курильск.
Увлечение живописью не оставило шансов выбрать другую профессию, в 1955 году Ю. Степанов решает стать профессиональным художником. А в 1960 году после окончания художественно-графического факультета Московского государственного педагогического института им. В.П. Потемкина вместе с женой-москвичкой, художницей Надеждой, учившейся с ним в институте у Б.М. Неменского, возвращается на Сахалин.

Сахалинец по происхождению, он обосновался в островной столице. В это время на Сахалине уже работали художники, приехавшие на остров из разных уголков страны: Борис Шахназаров, Гиви Манткава, Геннадий Смердов, Вениамин Ридель, Василий Кантур и другие. Здесь складывалась удивительная художественная среда, составленная из представителей разных художественных школ и традиций. В Южно-Сахалинске с 1963 года работали Художественно-производственные мастерские Хабаровского отделения Художественного фонда СССР.

Начало жизни на острове, работа в художественно-производственных мастерских Южно-Сахалинска, активное участие в выставках сахалинских художников в начале 1960-х совпали со сложными для художников, творивших в конце хрущёвской оттепели, условиями, когда каждое творческое высказывание, в том числе сатирическое, метафоричное, могло быть рассмотрено как недоброжелательное по отношению к партийным чиновникам.

Так, картина Степанова «Зеленые носороги» (1962) подверглась жесткой критике, удалению с областной отчетной выставки сахалинских художников. Между тем, художники во все времена интересовались процессами, происходящими в обществе, в культуре. Картина «Зеленые носороги» об опасной психологии обывателя совпала по образному и идейному строю с одноименной пьесой Э. Ионеско, которая ставилась тогда по всему миру. Этот эпизод оставил неизгладимый след в биографии Юрия Степанова.

После некоторого перерыва он возвращается к активной творческой и педагогической работе. В 1966 году Юрий и Надежда Степановы стали основателями Детской художественной школы в Южно-Сахалинске, художник отдал работе в ней 17 лет жизни. Участие в художественных выставках Степанов возобновил в 1980 году.

Юрий Викторович работал в разных жанрах изобразительного искусства – портрете, натюрморте, но ведущим в его творчестве остался пейзаж. Ю.В. Степанов – один из ведущих сахалинских пейзажистов, мастеров реалистической пейзажной живописи, которая ориентируется, прежде всего, на традиции русского изобразительного искусства. Его картины – это серьезные произведения большого профессионала [2, с. 7].

Действительно, в творчестве сахалинского художника Юрия Степанова пейзаж занимает выдающееся место. Его по праву можно назвать художником, открывшим Курилы.

Его первый, получивший широкую известность на Сахалине пейзаж «Мыс Край света» (1964) представляет фантастическую картину Южных Курил на фоне полыхающего восхода солнца. Картине присущи особый яркий колорит и ритм: изображение скал выстроено в едва заметную диагональ, где они сначала сближаются, но далее размыкаются. А бесконечность океана за ними не ограничивается изображением солнца в центре: напротив, солнце смещено влево, и не оно уже центр композиции, а бесконечный простор океана. Вертикальная композиция подчеркивает высоту неба и скалистых берегов, освещенных ярким оранжевым цветом. Сине-зеленая морская вода в тени скал перекликается цветом с небом между облаками. Берега и острова-скалы, как паруса, напоминают не только об истории их открытия, но и о романтической повести об Ассоль. Они выглядят как прекрасный, но загадочный и недоступный мир, который кажется гармоничным, идеальным.

Тема островов осталась актуальной на протяжении всей творческой жизни художника. Курилы были для Степанова объектом его художнического исследования всю жизнь и предстают теперь в его картинах перед нами по-разному, отражая не только реальное состояние природы, но и, несомненно, настроение автора.

Во второй половине 1960-х и далее до 1990-х в качестве живописного изобразительного средства художник выбирает темперу. В работе «Туманный берег Кунашира» (1976) звучит тема уже не восхищения, но слияния с природой, любви к ее спокойному состоянию, неброскому, на первый взгляд, виду, который между тем очень глубок по смыслу. Он отображает не только серое небо, сливающееся на горизонте с водой, но и выброшенный на пустынный песчаный берег, почти разрушенный накатами волн, ветром и дождями всё еще огромный корабль. Это образ большой махины, стоящей на пути у человека, который, выбрав свой путь, просто ему следует.

В работе «Охотское море» (1987) свойства темперы, ее мягкие тональные переходы, матовость помогают передать художнику неяркий цвет непогожего дня, плотную влажность тумана. Пейзажи Степанова «относятся к типу изображений, ориентированных на наблюдение натуры» [1, с. 124]
Совсем другими предстают перед нами Курилы в целой серии картин, выполненных в 1990-е годы. В них художник подчеркивает величие скал и вулканов. Степанов вновь возвращается к живописи маслом, пластические свойства которой помогают создать яркие, фактурные изображения, так очевидно передающие восхищение автора творениями природы. Картина «Скалистый берег Итурупа» (1990) – это изображение Курил как форпоста страны, где грозные скалы олицетворяют защитников родной земли.

В картине «Богдан в облаках» (1994) образ вулкана Богдан Хмельницкий заключен в горизонтальную композицию, которая вместе с выбранной низкой точкой зрения дает возможность художнику передать его возвышенную неприступность.

В работе «На склоне вулкана Эбеко» (1995), композиция которой построена из нескольких четких пересекающихся диагоналей охристого, рассеченного светлыми проблесками неба, мягко переливающего зеленью плоского склона и бугристого конуса самого вулкана охристо-черного, с синими тенями, художник показывает группу людей, стремящихся достичь далекой вершины. Но пока они еще находятся на пологом склоне.

Величие природы, четкое ощущение человека как ее небольшой частицы прослеживаются во многих пейзажах Степанова. Его творческие командировки были связаны не только с любимыми Курилами. Он побывал на Камчатке, объехал весь Сахалин, особенно юг острова, посвятив множество работ его морскому побережью. В изображениях приморских городков, поселков и деревень автор подчеркивает прежде всего подчиненность жизни людей природе.

В композициях многих пейзажей морского побережья Сахалина большую часть полотна занимает небо. Именно оно задает состояние всего образа – спокойного, гармоничного, где тучи, а скорее облака, лежат далеко, у самого горизонта («Вечер в Охотском», 1987; «Летний день на рейде», 1990).

Освещены солнцем домики на побережье («Залив Терпения», 1988), горы обрамляют Сусунайскую долину («Пик Чехова», 1987). В этих пейзажах, как и в пейзажах Сезанна, ощущение глубины достигается не через градацию цветов, но через контрасты теплых, которые приближены к зрителю, и холодных, которые появляются рядом [4, p. 94].

Юрий Степанов – основоположник городского пейзажа Южно-Сахалинска в его советском, а затем и в современном облике, без налета романтики японского прошлого, чем так часто увлекались сахалинские художники его поколения.

Его работы, посвященные городу, показывают вписанность города в окружающую природу обширной Сусунайской долины. Поначалу художника редко привлекают отдельные уголки города. Ему интереснее наблюдать город издалека, как бы со стороны, каждый раз убеждая себя и зрителя в том, что на его острове природа, а не человек, остается главной. Таков город в работе «Окрестности г. Южно-Сахалинска» (1983), «Вид на Южно-Сахалинск» (1987).
Более поздний городской пейзаж Степанова становится более лиричным, интимным, когда в картине чувствуется непосредственное общение художника с окружающим миром. Таковы работы «Мостик на Емельянова. Южно-Сахалинск» (1999), «Пос. Большая Елань» (2008).

Природа в пейзажах Степанова подчиняет себе направление и протяженность главных улиц приморских городов и поселков, тянущихся вдоль побережья, согласно повторяя его контур, как, например, в картине «Город Чехов» (1983), ветрами формирует кроны яблонь, посаженных человеком, как в работе «Улица Лермонтова в г. Южно-Сахалинске. Яблони» (1984).

В своих работах Степанов использовал многие достижения своих великих предшественников: и эмоциональное воздействие света, как у Дж. Тёрнера, и трехцветную цветовую гамму венецианской школы, а натурные наблюдения и поиски собственного художественного стиля, новых образов привели к созданию замечательных произведений, которые хранятся и регулярно выставляются в Сахалинском областном художественном музее
Литература
1. Алленов, М.М. Образ пространства в живописи «á la натура». К вопросу о природе венециановского жанризма // Советское искусствознание,83. – Выпуск 1 (18). – Москва : Советский художник, 1984. – С. 123–146.
2. Барабашова, Л., Яковец, Л. Юрий Степанов. – Южно-Сахалинск : Сахалинская областная типография, 2015. – 136 с.
3. Бржезовская, Н.А. Изобразительное искусство дальневосточных художников. – Калининград : Аксиос, 2013. – 480 с.
4. Engelmann, I.J. Impressionism. – Munich ; London ; New-York : Prestel, 2011. – 134 p.
5. К 50-летию пьесы «Носорог» Эжена Ионеско. – URL: http://www.npar.ru/journal/2007/3/jonesko.htm (дата обращения 9.01.2021).
SAKHALIN ARTIST YURI STEPANOV. FAREWELL AFTER THE ANNIVERSARY

Malkova Irina Gennadievna Deputy Director for Science at the Sakhalin Regional Art Museum
Abstract: Th e article is dedicated to the work of the honored artist of the Russian Federation Yuri Stepanov, one of the leading landscape painters of Sakhalin, who worked in various genres of fi ne art. In his work the theme of the island mentality received a new interpretation, based on the artist's natural impressions.


Keywords: Sakhalin Island; seascape; Kuril Islands; urban landscape; tradition; composition; nature of the island.
Библиографическое описание для цитирования:
Малькова И.Г. Сахалинский художник Юрий Степанов. Прощание после юбилея. // Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2021. – № 1 (6). – С. 80-85.
[Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/legacysection6#rec316857490

Статья поступила в редакцию 20.01.2021 .
Received: January 20, 2021.
Оцените статью