ИННОВАЦИИ В ИСКУССТВЕ

Материалы рубрики посвящены инновационным формам и методам (технологиям создания произведений, новым формам искусства и организации выставочной деятельности и т.д.) в развитии художественной культуры
Урала, Сибири и Дальнего Востока
DOI 10.24412/cl-35763-2021-1-92-101
УДК 7.08+316.77

Багдонайте Алиса Юрьевна – главный куратор (с 2014 по 2020 гг.) Центра современного искусства «Заря»

E-mail: a.bagdonayte@gmail.com

«ЗАРЯ» НЕ ЗРЯ. ОПЫТ УПРАВЛЕНИЯ КРЕАТИВНЫМ ПРОСТРАНСТВОМ
Статья посвящена тому, как искусство и практики гостеприимства в Центре современного искусства «Заря» изменяют культурную географию России. ЦСИ «Заря», открывшийся в 2013 году во Владивостоке, стал местом встречи для художников со всего мира, принес поддержку, внимание и признание приморским авторам и впервые показал на Дальнем Востоке работы таких авторов, как Наталья Гончарова, Казимир Малевич, Илья Чашник, Павел Пепперштейн, Александр Бродский, Илья Файбисович, и многих других. Центр за короткое время стал одним из самых часто упоминаемых российских институций и сделал Владивосток одним из ключевых мест производства новых художественных проектов в России. Феномен локального и международного успеха «Зари» обусловлен пониманием глобальных художественных трендов и институций, постоянной работой с местным контекстом, эффективным художественным обменом на платформе
арт-резиденции.

Ключевые слова: уличное искусство; граффити; перформанс; акция; видеомаппинг; sitespecific; арт-интервенция.

Опыт творческих индустрий, арт-практики в сфере социального проектирования, их ресурсный потенциал в развитии экономического, социального, культурного пространства территории находятся в фокусе внимания исследователей [1, 2, 4, 5, 6 и др.]. Одной из площадок, опыт которой подлежит всестороннему осмыслению, является ЦСИ «Заря».

Идея и концепция

Идея создания во Владивостоке Центра современного искусства принадлежит Александру Мечетину, меценату, коллекционеру и основателю крупнейшей российской алкогольной компании «Белуга Групп». В 2013 году в пространствах бывшей швейной фабрики «Заря» новому центру искусства было выделено чуть больше тысячи квадратных метров, предназначенных для двух выставочных залов, лектория, библиотеки, коворкинга и книжного магазина. Центр начал свою работу с художественных и междисциплинарных выставок, работающих на пересечении разных жанров искусства, а также традиционных и новых медиа.
Перед центром стояла задача показать в Приморье ту часть русского искусства, которая оказалась, с одной стороны, самой динамичной, цитируемой, живой, вызывала однозначный интерес публики, с другой стороны – не релевантной для существующей местной культурной инфраструктуры, наследующей принципы советской системы. Так, во Владивостоке следовало показать современных русских художников, авторов московского концептуализма, нонконформистов и, конечно, исток всего мирового современного искусства – работы русского авангарда.

«Заря» должна была стать центром культурной и общественной жизни, особенно для молодой аудитории. Во-первых, благодаря доступу к качественной просветительской и образовательной программе, во-вторых, удовлетворению растущего спроса на удобное, светлое и современное общественное пространство. В-третьих, при прочих возможностях, времяпрепровождение здесь было бесплатным: вход на выставки и лекции, доступ в библиотеку, включающую в том числе редкие издания, был свободным.

Особенности проекта
Одной из ключевых особенностей проекта, которая определила вектор развития многих направлений работы, была дистанция – географическая и коммуникационная, в связи с чем производство выставок было более сложным и дорогим, чем в центральной части России. Сосредоточение основного художественного материала в Москве, как «живого», так и из музейных коллекций, означало дорогие билеты и проживание для художников, кураторов, хранителей, а также не менее дорогостоящую транспортировку произведений искусства. Значит, нужно было находить решение логистических проблем, стремиться делать самые сложные и габаритные объекты на месте во Владивостоке, следовательно, обеспечить художникам производственные возможности.

Проблемой номер один, впрочем, был недостаток профессионалов: менеджеров, кураторов, хранителей, умеющих обращаться с современным искусством, технических специалистов с квалификацией для монтажа выставок и настройки оборудования и соответствующим опытом работы. Ближайшие музеи современного искусства с принятыми для такого типа организаций стандартами работы находились в Китае, Японии или в европейской части России, что также осложняло обмен опытом. Эту проблему помогли решить как курсы профессиональной переподготовки, которые «Заря» организовала для сотрудников, так и коллеги из музеев в Москве и Санкт-Петербурге – Государственной Третьяковской галереи, Музея «Гараж» и Московского музея современного искусства. Они охотно консультировали новых коллег в рамках работы над совместными проектами, а также при визите новых арт-менеджеров «Зари» в Москву приглашали посетить музеи, знакомили с внутренним устройством и отдельными направлениями работы, предоставляли возможность стажироваться.

Изначально Владивосток представлялся территорией, на которой современное искусство плохо знакомо зрителю. Усложняло ситуацию и отсутствие специализированной прессы, освещавшей события культуры и искусства. Существующая пресса редко писала про искусство, ссылаясь на низкий интерес к нему со стороны аудитории. Однако этот аргумент оказался впоследствии несостоятельным: вскоре после начала работы «Зари» выяснилось, что большой город готов к большому количеству новых культурных проектов, нужно было только найти правильный подход к составлению программы и работе с аудиторией

Выставочная программа
Центр «Заря» сразу сделал ставку на подготовку качественной кадровой системы и инфраструктуры для современного искусства. В команде «Зари» появились талантливые продюсеры, а хранителя для временных выставок специально направили на учебу в Санкт-Петербург. Залы тоже были привлекательны: хорошо освещенные, с удобной планировкой и высокими стенами, позволявшими любую конфигурацию монтажа и сочетание естественного и искусственного света. Также здесь было такое редкое для российских выставочных залов климатическое оборудование и пункт охраны, правильно организованное хранение — в общем, всё, что позволяло центру без сложностей принимать ценные экспонаты из ведущих коллекций и стать одной из самой удобных и крупных региональных выставочных площадок. В таком статусе он просуществовал довольно долго, принял многие знаковые работы из собраний государственных музеев и частных собраний, а его выставочные проекты получили признание как широкой аудитории, так и профессионального сообщества, были ежегодно номинированы и дважды стали лауреатами государственной премии в области современного искусства «Инновация».

Однако выставочная программа центра не была чем-то, что было сразу и однозначно определено в своем формате. Сначала центр стремился соответствовать своему названию, то есть показывать передовые и актуальные течения и ключевые жанры в русском современном искусстве.

Так, уличное искусство на выставке «Паша 183. Наше дело – подвиг!» или поп-арт в проекте Георгия Острецова «Автотранс НП» были приняты аудиторией и прессой благосклонно. Однако совершенно другую реакцию у публики вызвала групповая выставка феминистского искусства «ЕЁ», несмотря на звездный состав участниц и жанровое разнообразие: оказалось, хорошо известные и востребованные на Западе имена не знакомы во Владивостоке, свой статус им нужно было доказать заново.

Зрители хотели видеть ироничные и иллюстративные выставки. Абстрактные или социальные сюжеты требовали зрительской работы, а не развлекали, и, видимо, поэтому они вызывали вялый интерес, а в книгах отзывов появлялись комментарии: «Почему это некрасиво нарисовано?», «Зачем это показывать в музее, если я сам так могу?», «Зачем показывать работы, которые вызывают у меня беспокойство / вопросы / дискомфорт?».

После получения обратной связи от аудитории в «Заре» сделали вывод, что эти популярные вопросы являются важными, фундаментальными в разговоре со зрителем об истории и теории искусства, и к ним нужно возвращаться снова и снова. Значит, нужно находить способ правильной коммуникации, медиации и адаптировать программу, чтобы сделать ее более доступной и интересной зрителю, при этом не упрощая и не идя на компромисс в художественной актуальности, новизне и качестве.

Современное искусство может восприниматься как непосредственно, так и через специфическую оптику, и здесь следовало признать, что аудитория центра во Владивостоке практически никогда не видела произведения русского авангарда и была воспитана на советском реалистическом и/или классическом искусстве.

Небольшая часть владивостокской публики более глубоко интересовалась искусством, а также была знакома с теми или иными проектами, которые представлялись здесь в местных музеях, однако системной работы по тому, чтобы у зрителя сложилось представление о современном русском искусстве, ни один музей не проводил, а в том, как русское искусство представлено, например, в Москве и Владивостоке, существует колоссальный разрыв. Это касалось не только изобразительного искусства, но и архитектуры, фотографии, предметного и графического дизайна, театра и новой электронной и академической музыки.

После феминистской выставки в «Заре» сделали вывод, что современное искусство сложно принимается, если оно показано без презентации исторического контекста, который, увы, не был доступен владивостокцам, если у них не было возможности путешествовать в другие города «за искусством». Тогда было решено пересмотреть подход к формированию выставочной программы и сделать ее более сбалансированной с учетом такого разрыва.

Так, один раз в год «Заря» представляла, насколько возможно полно, смежную с искусством дисциплину: моду, фотографию, дизайн, архитектуру. В остальную часть года проводились тематические выставки, которые были представлены в широком хронологическом контексте с обязательным присутствием исторически важных артефактов из ключевых российских собраний, таких как Государственная Третьяковская галерея, Московский музей современного искусства и др. Если во Владивосток приезжала партнерская выставка из другого музея, то она в обязательном порядке «пересобиралась» и адаптировалась кураторами для местного контекста с обязательным включением локального материала.

Ярким примером такого подхода стала выставка 2018 года «Метагеография. Ориентализм и мечты робинзонов», расширенная и дополненная работами как современных владивостокских авторов, так и из собрания местных музеев (при этом предыдущая музейная сборка под названием «Метагеография. Пространство – образ – действие» прошла в 2015 году в Государственной Третьяковской галерее). Выставка стала новым разделом проекта по развитию владивостокской метагеографической тенденции и, по мнению автора, представляла еще больший интерес, потому что иллюстрировала всю палитру художественно-метагеографической оптики на конкретном регионе.

Спутником этой выставки в малом зале явился проект «Один Северо-Восток», авторами которого стали кураторы Ми Ю (Китай – Германия) и Бинна Чой (Южная Корея – Нидерланды). Они демонстрировали другой фокус метагеографического, евразийского видения, которое ментально и геопоэтически объединяло азиатскую часть материка в противовес геополитической карте: через мифы, образы, искусство и литературу. Демонстрация на одной площадке разных оптик и художественных приемов, а также очная встреча кураторов, художников, историков, географов, теоретиков была сопровождена международным четырехдневным перформативным симпозиумом.

Основными критериями, по которым собиралась выставочная программа, были качество, новизна, актуальность кураторской концепции; подлинность, важность и релевантность представляемых в рамках выставки произведений. Важными составляющими каждой выставки были дизайн экспозиции и культурная медиация (разработка методичек для экскурсий и сопровождающих выставку и раскрывающих ее тему детских и подростковых программ, лекций, циклов кинопоказов). Такой подход быстро привлек в Центр современного искусства «Заря» большое количество зрителей, и многие хотели вернуться снова за новыми и приятными впечатлениями, интересным повествованием и, конечно, затем, чтобы своими глазами увидеть каждый раз новое искусство. В состав выставки наряду с новыми именами и прогрессивными, прорывными новыми проектами включались произведения художников, работы которых во Владивостоке могли не видеть, но обязательно слышали о них, были знакомы по публикациям в СМИ и репродукциям.
Важным было не только то, какие выставки были организованы, но и то, что каждая из них должна была быть не прокатной экспозицией, но большим проектом, вокруг которого по заказу «Зари» происходит много художественной, кураторской, исследовательской работы. Благодаря такому подходу Владивосток становился не местом экспонирования, а местом действия, высказывания, точкой на карте, где создаются новые образы, смыслы, проекты, достойные того, чтобы быть после Владивостока показанными в столицах.

Например, в «Заре» в 2016 году прошла первая обзорная выставка кинетического искусства «Вечный двигатель», предложившая смотреть на кинетизм не в диапазоне 1960–80-х годов, когда в СССР появилось и активно развивалось это направление в искусстве, но в контексте всего ХХ века и с учетом современных художественных практик. Запрос на кинетизм подхватили другие институции. Так, во многом благодаря этой выставке именно в заданном «Зарёй» и куратором Полиной Борисовой ракурсе выставка кинетизма прошла впоследствии в Санкт-Петербургском манеже («Лаборатория будущего. Кинетическое искусство в России», 2020 год) и недавно открылась в Государственной Третьяковской галерее в Москве (под этим же названием, Новая Третьяковка, 2021 год).
Одним из успешных и оправдавших надежды стратегических направлений центра была работа с локальным художественным контекстом. Она состояла из нескольких задач. Во-первых, «Заря» при любой возможности старалась обратиться к местному контексту и местным материалам – художественным, архивным, музейным. Во-вторых, кураторы, с которыми «Заря» работала, были призваны не просто привозить сюда выставки, а перемещать во Владивосток «место художественного действия», о чем сказано выше. Они же в рамках подготовки к своему проекту всегда проводили локальное исследование, которое позволяло им ознакомиться с городом, его культурой, историей, материалами, которые могли бы быть включены в выставку, и, конечно, с аудиторией, для которой производилась работа. Для этого организовывались кураторские резиденции. В-третьих, «Заря» искала интересные форматы, в которых можно было по-новому представить местное искусство. Это мог быть и ретроспективный формат, каким являлась выставка «Край бунтарей. Современное искусство 1960–2010-х», представившая историю неофициального приморского искусства, это могли быть и персональные проекты художников, которым было предложено реализовать свой персональный выставочный проект в новом кураторском видении.

Приморское искусство
Принципиально важным для «Зари» было не установить лидерство экспертизы, но создать защищенное и открытое пространство для художников и профессионалов искусства, для дискуссии и столкновения разных мнений, для зрителей и искусства, для презентации разных коллекций и презентации многообразия кураторских, исследовательских, институциональных подходов.

Так, выставку «Край бунтарей. Современное искусство Владивостока 1960–2010-е» было бы невозможно собрать без экспертного участия почти всех профессиональных участников владивостокской сцены искусства. Коллекции сразу четырех институций были привлечены к выставке: 1960–80-е годы были представлены работами из Приморской государственной картинной галереи, 1980–90-е – работами музея «Артэтаж». Недостающие авторы и годы, в течение которых федеральные и муниципальные музеи не комплектовались современным искусством, «закрыли» фонды Галереи современного искусства «Арка» и личная коллекция ее владелицы Веры Глазковой, а также сами авторы, семьи художников и частные собрания. Научным консультантом выставки выступила старший научный сотрудник Приморской картинной галереи Наталья Левданская, которой удалось очертить круг художников – представителей приморского неофициального искусства и описать их работу, опираясь на максимально широкий хронологический и инструментальный подход. «Заря» расширила состав выставки несколькими именами новой генерации художников, задала кураторскую рамку высказыванию и обеспечила составление и печать каталога – на настоящий момент наиболее полного и широкого перечня владивостокских современных художников [3].

Показ выставки в Москве, Санкт-Петербурге, а также выход каталога обеспечили некоторым художникам возможность получить доступ к более широкой аудитории, многие из них позже выставлялись в других кураторских проектах («Трагедия в углу» в Музее Москвы, Триеннале «Гаража» и др.), а работы Александра Киряхно, Ильяса Зинатулина, Андрея Дмитриенко, Кирилла Крючкова и Лехи Г. вошли в коллекцию Московского музея современного искусства. Выставка группы «Дальневосточные разлучницы» «Весна блаженная» получила государственную премию в области современного искусства «Инновация» в 2020 году.

Работу «Зари» в области современного приморского искусства нельзя назвать исчерпывающей. Многие имена владивостокской сцены нуждаются в поддержке, фонды – в описании, изучении, выставлении. Городу необходима постоянно действующая широкая экспозиция истории владивостокского искусства. Многие ключевые работы исчезли из оборота, иные рискуют быть утраченными навсегда. Однако проделанной «Зарёй» работы было достаточно, чтобы обратить внимание на феномен владивостокского искусства, привлечь к нему больший интерес за пределами города и края и обеспечить узнаваемость хотя бы нескольким приморским художникам.

Арт-резиденция
Несмотря на качественную, успешную и посещаемую выставочную программу, настоящий успех «Заре» принесла работа арт-резиденции. Это легко объяснить: во-первых, она удовлетворяла запрос художников на путешествия, во-вторых, постоянно стимулировала и генерировала информационные поводы, в-третьих, проекты арт-резиденции жили и после резиденции – художники с удовольствием рассказывали о них коллегам по цеху. Именно резиденция обеспечила ранее неизведанному для многих деятелей искусства Владивостоку прозрачность, доступность и открыла его для визита и работы. Сделанные в Приморье проекты стали появляться на выставках по всему миру, когда художники увозили реализованные в резиденции работы с собой. Нельзя не отметить, что арт-резиденция «Зари» до сих пор остается самой крупной и качественной международной резиденцией, которая когда-либо работала в России, что и делало ее заметной.

Арт-резиденция «Заря» открылась при Центре современного искусства в 2014 году. Она представляет собой жилое пространство (две спальни, ванная + кухня-студия) и просторную мастерскую, служащую также выставочным пространством для итоговых проектов резидентов.

Ее создание изначально было продиктовано попыткой сэкономить на проживании художников, которые делают сайт-специфичные, ориентированные на местные контекст работы для выставок. При этом арт-резиденция могла предложить хорошие условия: проживание, грант на питание, оплату материалов и перелета (или его части).

Как только резиденция была оборудована, было решено попробовать провести открытый набор заявок, так называемый OPEN CALL, чтобы выявить художников, которые хотели бы приехать во Владивосток и работать над интересной темой. Критериями для попадания в резиденцию было решено сделать: 1) хорошую идею site-specifi c проекта во Владивостоке, 2) наличие CV и портфолио проектов, 3) реализуемость заявленного проекта, 4) интерес для архива и последующей работы с проектом заявителя. Как только был проведен первый набор, стало ясно, что в России и мире назрела потребность во владивостокской арт-резиденции, конкурс достигал 30 человек на место, и «Заря» могла выбирать лучшие проекты профессиональных художников. С конца 2014 и до 2019 года арт-резиденция «Заря» приняла художников из 17 стран мира и реализовала более 80 проектов.

Архив «Зари» содержит материалы качественных художественных проектов о Владивостоке интернационального и межжанрового среза художников и, пожалуй, является единственным столь полным художественным архивом о городе в России, составленным на языке международного современного искусства. По итогам пятилетней работы резиденции была собрана выставка «IN RESIDENCE. Из коллекции Центра современного искусства "Заря"», в которую вошли избранные проекты арт-резиденции и которая была призвана продемонстрировать различные художественные подходы резидентов в исследовании территории, которые в совокупности помогут составить новый «портрет места».

Несмотря на азиатское географическое положение Владивостока, ментально этот город тяготеет к Европе – и взаимно. Это доказывала и география резидентов: абсолютное большинство заявок и, как следствие, участников резиденции – это жители европейской части России или стран Западной или Восточной Европы. Страны Азии, несмотря на близкое соседство, не имели с Владивостоком активного обмена или сотрудничества в области современного искусства, не знали о «Заре» и ее резиденции, и поэтому заявок либо не приходило, либо они были не релевантны. А большое количество европейских заявок влекло за собой еще большее количество европейских резидентов. Чтобы прервать инерцию замкнутого круга, была организована программа, которая бы стимулировала обмен в первую очередь с художниками из ближнего зарубежья Владивостока – Китая, Японии, Кореи, Гонконга.
Так родилась идея программы «Контактные зоны: Дальний Восток», которая приглашала к сотрудничеству арт-институции из Северо-Восточной Азии, чтобы вести с ними институциональный обмен резидентами. К резиденции в рамках программы приглашались не только художники, но и кураторы, историки, социологи, географы, поэты, музыканты, филологи и лингвисты, имеющие опыт исследовательской или издательской деятельности и ориентированные в своем творчестве на локальный контекст Дальнего Востока. Партнерами программы стали HOW Art Museum (Шанхай, Китай), Para Site (Гонконг), Points Center for Contemporary Art (Куньшань, Китай), Aomori Contemporary Art Centre (Аомори, Япония).

Арт-резиденция и ее программа «Контактные зоны» стали важной частью работы «Зари». Пожалуй, на сегодняшний момент арт-резиденция «Заря» остается самым ярким кейсом международной арт-резиденции в России. Эти бизнес-модели не были изобретены «Зарёй», но были удачно адаптированы к формату российской институции и, возможно, отчасти послужили причиной хорошей тенденции открытия новых резиденций в России
Трансформация
Сегодня Центр современного искусства «Заря» переживает трансформацию. В залах и на территории фабрики «Заря» открыты постоянные выставки об истории работы «Зари», а также музей уличного искусства под открытым небом. Коллекция законсервирована, а арт-резиденция и программа «Контактные зоны» переезжают в новое место – в Краснодарский край, на Таманский полуостров (Фонд искусства «Голубицкое»), где несколько изменят формат и географию партнерств.

Переезд и уменьшение масштаба деятельности «Зари» встречают по-разному: кто-то с горечью и сожалением, кто-то с острой критикой. К сожалению, работа частных институций в области современного искусства является сегодня неустойчивой конструкцией. Вероятно, более надежной ее устройство сделало бы большее укоренение «Зари» в городских сообществах, смешанный тип финансирования, в котором некоторая часть содержания покрывалась бы за счет продажи билетов, часть – за счет корпоративных и частных спонсоров, что-то за счет государственной поддержки и попечительского совета. За время работы «Зари» такая инфраструктура не успела сложиться.

Примеров институций с идеальным устройством мало: Россия по-прежнему остается постсоветской страной, в которой почти вся культурная инфраструктура поддерживается государством, а частные деньги обеспечивают частные инициативы не массово, поскольку такая финансовая нагрузка не облегчается налоговыми послаблениями. Эта ситуация не способствует увеличению количества частных музеев, комплектации коллекций, улучшению жизни художников, которые остро нуждаются в институциональной поддержке. Подобное положение дел печально еще и потому, что сектор культуры больше похож на склад старого, чем на индустрию нового, деньги расходуются на содержание зданий и экскурсоводов, а не на реальное производство культуры, нового искусства, новых смыслов, новых образов. На этом фоне «Заря» была ярким и контрастным примером того, что может быть устроено иначе в системе городских художественных институций.

«Заря» была независимой организацией, самостоятельной в вопросах программирования, с обозначенным сводом ценностей и профессиональных установок:
1. Работать без ментальных ограничений: находясь в далеком регионе, «Заря» должна была работать лучше и быстрее, чем в столице, и объяснять, что дистанция – это относительное явление, и она может быть легко преодолена.
2. Работать вне установок «провинциального», значит, быть глобальной институцией, однако понимать значимую роль и стремиться исследовать устройство локальных явлений и процессов. Мыслить себя не как отдельное, инородное месту и времени тело современного искусства, но как значимую для людей институцию; сознавать себя внутри временного и географического контекста, всегда в своей работе пытаться задавать этому контексту вопросы.
3. Стремиться понимать прошлое, но при этом находиться в современной ситуации и обращаться в будущее, пытаться делать его лучше.
4. Руководствоваться принципами высокой этики, профессионализма и сохранять оптимизм в работе. Вероятно, именно благодаря ему она в хорошем смысле выделялась и заслужила доверие и любовь коллег и аудитории.

Сегодня арт-центр «Заря» – это по-прежнему гостеприимное и открытое городское пространство, культурная достопримечательность и место, в котором есть о чем рассказать посетителю. Вероятно, чуть меньший масштаб даже лучше – ведь городу не хватает музея современного искусства, и нынешняя экспозиция демонстрирует эту потребность очень красноречиво: «меньше да лучше». Впрочем, по мнению автора этой статьи, искусства не бывает слишком много.
Литература
1. Актуальные художественные практики и их теоретическое осмысление : материалы Всероссийской научной конференции «ХI Кагановские чтения» / Санкт-Петербургский государственный университет ; под ред. А.М. Алексеева-Апраксина, Е.Н. Устюговой. – Санкт-Петербург : СПбГУ, 2017. – 76 с.
2. Антонова, Л.Ю. Влияние креативных составляющих на городскую культурную среду: региональный аспект // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. – Москва, 2018. – № 6 (86). – С. 17–26.
3. Край бунтарей : современное искусство Владивостока, 1960-2010-е / Фонд содействия развитию современного искусства «Заря» ; [ред.-сост. А. Багдонайте]. – Москва : Майер, 2016. – 143 с.
4. Максименко, М.А. Актуальность арт-практик в современном социокультурном пространстве // Управление проектами и развитие производства. – Луганск, 2011. – № 3(39). – С. 102–104. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/aktualnostart-praktik-v-sovremennom-sotsiokulturnomprostranstve (дата обращения 25.02.2021)
5. Творческие индустрии как фактор развития социокультурного пространства : монография / под ред. И. А. Купцовой. – Новосибирск : Изд. АНС «СибАК», 2015. – 148 с.
6. Якушина, Н.П. Арт-резиденция как инновационная модель управления креативным пространством приморского города // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. – Новосибирск, 2019. – № 1-1. – С. 148–154. – URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=36950475 (дата обращения 25.02.2021).
"ZARYA" WAS NOT IN VAIN. EXPERIENCE IN MANAGING A CREATIVE SPACE

Bagdonaite Alisa Yurievna Th e main curator of the Center for Contemporary Art "Zarya" from 2014 to 2020
Abstract: The article is dedicated to how the art and practices of hospitality at the Center for Contemporary Art "Zarya" have changed the cultural geography of Russia. Th e Art Center "Zarya", which opened in 2013 in Vladivostok, became a meeting place for artists from all over the world, brought support, attention and recognition to Primorye artists and for the fi rst time showed the works of such authors as Natalia Goncharova, Kazimir Malevich, Ilya Chashnik, Pavel Pepperstein, Alexander Brodsky, Ilya Faibisovich and many others in the Far East. The center has become one of the most frequently mentioned Russian institutional projects in a short time and has made Vladivostok one of the key places for the production of new art projects in Russia. Th e phenomenon of local and international success of "Zarya" was determined by understanding of global art trends and institutional opportunities, by constant work with the local context, and by an eff ective way of artistic exchange on the platform of art residence.

Keywords: art-center "Zarya"; contemporary art; art residence; curatorship; project activity.
Библиографическое описание для цитирования:
Багдонайте А.Ю. "Заря" не зря. Опыт управления креативным пространством.
// Изобразительное искусство Урала, Сибири и Дальнего Востока. – 2021. – № 1 (6). – С. 92-101.
[Электронный ресурс] URL: http://usdvart.ru/innovationsection6#rec317679305

Статья поступила в редакцию 4.02.2021
Received: February 4, 2021.
Оцените статью